Category: финансы

Квадратная змея

Есть такая вьетнамская сказака про крестьянина, который любил приврать. Один раз он сказал жене, что встретил в лесу огромную змею сто локтей длиной и десять локтей шириной. "Ну, - сказала жена, - уж насчет ста локтей ты врешь!" Крестьянин ответил, что, может,и не сто, но восемьдесят точно было. Жена и тогда не поверила, и крестьянин сокращал длину змеи, пока, наконец, не сказал, что десять локтей - его последнее слово. "Так что же это, - засмеялась жена, - ты видел квадратную змею?!" Действительно, убавляя длину, крестьянин забыл, что и ширина должна изменяться, поэтому дошел до полной нелепости, до квадратной змеи.

Так же поступают многие мечтатели в жанре альтернативной истории, да и просто смелые толкователи истории обычной.

Например, фанаты германского и французского оружия любят сокрушаться, что если бы не суровая зима и отвратительные дороги, то в 1812 и 1941 европейские военные гении обязательно выиграли бы. Подразумевается, что с автобанами и теплый декабрем это был бы честный бой, а с грязью и морозом он был нечестным, и европейские военные гении проиграли не по правилам. А по правилам они, конечно, заслужили триумф.

Но ведь если представить, что в России были бы теплые зимы, комфортные для завоевателей, то это означает в целом более мягкий климат. Мягче климат - богаче урожаи. Богаче урожаи - больше население и его плотность. Больше население - больше городов, мощнее экономика и гуще дорожная сеть. Вот и второе условие (дороги) выполнено за счет первого (тепло). Можно идти завоевывать? Можно, да только вместо мороза и грязи мы получили не только тепло и дороги, но и страну со значительно более многочисленным населением и более мощной экономикой, которая может выставить более многочисленную и лучше оснащенную армию, чем страна холодная и грязная, и поэтому может побить захватчиков уже "по-честному", в европейском стиле.

Так что рассуждения о нечестности холодной зимы - это мечтания о квадратной змее.

Промышленность против финансовости

Тут в обсуждении "Димитровского определения фашизма" меня упрекнули в реакционности на том основании, что я, дескать, использую термин "финансовый капитал" не в марксистском, а в вульгарно-буржуазном значении. При этом была приведена ссылка на статьяю в БСЭ.

Несложно заметить, что это не только та же самая БСЭ, но и тот же самый её том ("Ф"), в котором в статье "фашизм" заменили димитровское "финансовый" на "монополистический". В то же время в самой статье "финансовый капитал" в качестве примеров приводятся Германия кануна ПМВ и Германия же (западная, вестимо) 1970-х, но не Германия времен фашизма. Что же заставило создателей БСЭ (разбиравшихся в марксизме не хуже нынешних блоггеров) столь дерзко проигнорировать димитровское определение?

Банальные факты заставили. Действительно, перед ПМВ в Германии шло активное слияние промышленного и банковского капиталов. Однако война повернула этот процесс вспять. С 1914 по 1918 принадлежащая банкам доля в германском не-банковском бизнесе сократилась почти в шесть раз, "что сделало германскую промышленность независимой от банков" (Caroline Fohlin, Finance Capitalism and Germany's Rise to Industrial Power).

Хотя после войны германская банковская сфера восстанавливалась взрывными темпами, но больше по числу занятых служащих, чем по влиянию. Последнему мешала нехватка ликвидности, ставшая хронической болезнью германских банков того периода. Вкупе с начальной гиперинфляцией это крайне осложняло выдачу длинных кредитов и вообще деятельность на долгую перспективу. В лучшем случае германские банки служили механизмами для переливания в промышленность валютных кредитов иностранного капитала, хотя, к примеру, печально известная мразотная "ИГ Фарбен" кредитовалась напрямую в Америке через свою тамошнюю "дочку", а прочие промышленные компании стали учреждать собственные банки для самообслуживания (что, конечно, не делало их "финансовым капиталом", как заводская столовая не делает завод общепитом).

Конечно, германские промышленные компании активнейшим образом сливались и блокировались, но только не с банковским сектором, а друг с другом, создавая могучие промышленные монополии. Те же, которые сливались с банкирами, до Димитровского определения... попросту не дожили. Американская Великая Депрессия вызвала в 1931 г. крах немецких банков (хотя, как считают некоторые исследователи, она скорее упредила событие, неизбежное и без неё). И начался крах как раз с полностью удовлетворяющей марксистскому определению монополии "Кредитанштальт", которая, правда, была не германской, а австрийской. Затем пожар перекинулся на также удовлетворяющую маркистскому определению уже немецкую "Нордволле-Дрезденербанк", а потом песец пошел косить весь финансовый капитал не глядя, по марксистскому он определению или по вульгарно-буржуазному.

Попытки правительства залить пожар деньгами успеха не имели, и в результате три крупнейших "кита", на которых стоял немецкий банковский сектор - "Дойчебанк", "Дрезденербанк" и третий банк с незапоминаемым названием - были попросту национализированы. Забегая вперед, скажу, что назад их приватизировал уже Гитлер в 1937 году (то есть, после Димитровского определения) и использовал для ограбления финансов оккупированных стран и сателлитов. К тому времени это уже ничего не решало, поскольку крах 1931 года сделал Германию страной полностью доминирующего промышленного капитала, а экономическая политика нацистов снизила роль финансово-кредитной сферы вообще.

39,59

Что-то взаимоотношения РФ с ценами на нефть напоминают болото, в котором чем сильнее дергаешься, тем быстрее тонешь. А дергались мы за последнее время изрядно.

Но беспокоиться не стоит: от низких цен на нефть западная экономика скоро загнется.

Отличительные черты фашизма



Слово "фашизм" обрело в последнее время невероятную популярность. Это отчасти связано с событиями на Украине, но и не только. Фашизм стал стандартным обвинением для любого политического противника или просто несимпатичного явления, подобно тому, как в средние века обвиняли в ереси, колдовстве и связи с дьяволом. Фашизм в современном медиапространстве и есть дьявол - нечто абсолютно враждебное, но одновременно абсолютно непостижимое, аморфное, неуловимое. Нельзя же всерьез воспринимать все эти свежеизобретенные противоречивые конструкции - "либеральный фашизм", "красный фашизм", "исламский фашизм", "гомофашизм", "экологический фашизм" и т.д. - как разновидности конкретного исторического явления. Скорее это наводит на мысль о скудном словарном запасе "антифашистов":

...в языке гуигнгнмов нет слов, выражающих что-либо относящееся ко злу, исключая тех, что обозначают уродливые черты или дурные качества еху. Таким образом, рассеянность слуги, проступок ребенка, камень, порезавший ногу, ненастную погоду и тому подобные вещи они обозначают прибавлением к слову эпитета еху. А именно: "гхнм еху", "гвнагольм еху", "инлхмндвиглма еху", а плохо построенный дом называют "инголмгнмроглнв еху".

Наш политический язык сходен в этом с языком гуигнгнмов, с той разницей, что вместо слова "еху" употребляется "фашизм". Однако, поскольку ограниченность языка ведет к ограниченности мышления (именно четвертая часть "Путешествий Гулливера" вдохновила Оруэлла на его рассуждения о Новоязе), такое подражание разумным лошадям нельзя считать достоинством. Фашизм следует вернуть на его законное место, ограничив четким определением.Collapse )

Кто контролирует Дунь...

Коммари обнаружил прекрасное:

Журналисты издания «Новости Донбасса» зафиксировали, что Арсен Аваков написал у себя в блокноте фразу «страх убивает разум», известную как «Литания против страха».

Эта фраза — разновидность молитвы, формула самовнушения, которую произносили герои серии научно-фантастических романов Фрэнка Герберта «Вселенная Дюны».


Магнум уточняет:

Как всем должно быть уже известно, Аваков - большой любитель фантастики, и один из главных спонсоров Харьковского фестиваля фантастики "Звездный мост"; совсем недавно с его рук кормилась некоторая часть украинских и российских фантастов.

Ну шо тут можно сказать? Ничего тут не можно сказать, только нарисовать.
Дунь

Кто был прав? Я был прав!

Я вчера написал, что украинские лениносвергатели подают сигнал европейским крайне-правым. И сигнал этот принят:

В Шпрингеровской газете "Вельт" опубликована статья некоего Свена Феликса Келлерхофа. Она начинается словами, переиначенными из лозунга ГДР ("учиться у Советского Союза - учиться побеждать!") - "Учиться у Украины - учиться побеждать!".
...
Дальше журналист развивает мысль: "Демонстранты в Киеве показали, как следует обходиться со святынями оставшихся коммунистов (...) сбрасывать и обезглавливать". Далее следует список с указанием, где начать подобные действия - прежде всего в Германии.

(http://blau-kraehe.livejournal.com/335274.html)

Тяжело будет Путину с ними тягаться. Но... остается ведь проверенный веками способ завоевать поддержку иностранных партий.

Их прямое финансирование.

Экономика должна быть экономной...

...но жизнь берет свое.

Представим, что Россия завтра начнет строить социализм. Экономную, значит, экономику. И нужно новыми способами обеспечить массам такой уровень жизни, чтобы не строительство социализма не оказалось сменой хорошего шила на дрянное мыло. Нужно, в том числе, выпускать огромный ассортимент разных товаров.

А стоит заметить, что полностью весь ассортимент потребляемых товаров не производит ни одна страна. Даже Китай, который у нас теперь мастерская мира. Мировая экономика строится на разделении и кооперации. Например, потребность всего мира в каких-нибудь хитровывернутых подшипниках может удовлетворяться одним заводиком где-нибудь в Швеции. И этого заводика в самый раз для нашей планеты - два уже не нужно.

Но это в глобальной капиталистической экономике. А наша условная социалистическая Россия должна будет, вместо того, чтобы покупать хитровывернутые подшипники на шведском заводике, строить свой такой же. И даже не потому, что "вдруг завтра война", а потому, что марксизм требует научного планирования экономики, а алчных до валюты шведских фабрикантов в пятилетний план тяжело вписать. У нас план горит, а у них конъюнктура требует цены поднять и пофиг на всё. И несчастное социалистическое государство вынуждено строить заводы по производству всего на свете - от гайки до ракеты. То есть, воспроизводить промышленность, расчитанную на 7 миллиардов человек для ста сорока миллионов. Не очень-то экономна такая экономика.

Проблема давно известна и хорошо описана. Советский Союз на этом (в том числе) и погорел. И полной автаркии не вышло, и полного ассортимента не вытянули. Кстати, отсутствие безработицы в СССР - это не следствие некой особой гениальности рулевых советской экономики. Это следствие дефицита рабочей силы в стране, пытающейся все делать самостоятельно. А ведь в СССР и население было вдвое больше, чем в РФ, и СЭВ кое-как действовал, и мировое разнообразие товаров и технологий было все же поменьше, чем сейчас.

Каким образом можно решить эту проблему? Нужна, вероятно, совершенно новая организация промышленности и новые технологии. В самых общих чертах мне это видится как "лего" - чтобы при минимальном разнообразии и сложности базовых деталей получалось любое разнообразие и сложность готовых изделий. Ну, и 3Д-принтеры, конечно.