Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Корабленазывательное

Если бы у британцев имена кораблям присваивались по советской методике, то линкоры "Нельсон" и "Родни" назывались бы "Вице-адмирал Горацио Нельсон, 1-й виконт Нельсон" и "Вице-адмирал Великобритании Джордж Бриджес Родни, 1-й барон Родни" соответственно.

Австрийский "Варяг"

16 августа 1914 года австро-венгерский бронепалубный крейсер "Сента" (Zenta, также встречаются варианты "Зента" и "Цента") и эсминец "Улан" занимались блокадой черногорского побережья у городка Антивари (нынешний Бар). Крейсер был стар и слаб, но крошечная отсталая Черногория даже такому кораблю ничего не могла противопоставить.



Однако в дело вступили новые силы. Неожиданно австрийцы обнаружили, что к ним приближается целая армада французских кораблей - 2 дредноута, 10 броненосцев, 5 крейсеров и около 20 эсминцев (из этого числа 2 крейсера и часть эсминцев английские). Количественное соотношение было чудовищным для австрийцев, но и качественное не лучше. Не считая эсминцев, каждый из французских кораблей мог и в одиночку отправить бедную "Сенту" на дно. Австрийский крейсер имел водоизмещение 2500 тонн. Водоизмещение французских дредноутов было вдесятеро больше, броненосцы не сильно им уступали - прямо толпа гигантов против карлика... Вооружение "Сенты" состояло из восьми 120-мм орудий, в то время как у противостоящего флота одних только 305-мм было 64 штуки, плюс множество 240-мм, 194-мм, 164-мм и 138-мм. Кстати, "Варяг" был, как и "Сента", бронепалубным крейсером, но гораздо крупнее (6500 тонн) и лучше вооружен (дюжина 152-мм пушек и столько же 75-мм).

Французский командующий предложил австрийцам сдаться. Ни малейшего шанса нанести противнику хоть какой-то урон у "Сенты" не было, спастись бегством не позволяла низкая скорость, так что капитуляция казалась единственным выходом. Но капитан Пахнер решил драться, чтобы не опозорить честь флага и дать сопровождающему эсминцу шанс уйти.

Бой был недолгим. Австрийские снаряды попросту не долетали до французов, а те расстреливали маленький крейсер как на учениях. В десять минут все было кончено. "Сента" пошла ко дну, а из 308 человек её экипажа лишь 129 спаслись. Они добрались до берега, где были пленены черногорцами. Победители из опасения (возможно, надуманного) австрийских подлодок не только не оказали помощь побежденным, но и дали уйти эсминцу "Улан".

Такая решительная битва могла бы лечь в основу славной военно-морской традиции, но после Первой мировой войны Австрия лишилась выхода к морю и флота у неё никогда уже больше не было.

(no subject)


В конце 1960-х власти ФРГ решили, что уже можно. Министр обороны Герхард Шредер (не тот) задался целью "снять табу с героев Второй мировой". Нет, конечно, не нацистских фанатиков, а таких, знаете, простых парней, которые всего лишь выполняли свой долг. Честные солдаты, ничего не знавшие про зверства эсэсовцев, угу.

В результате три новых ракетных эсминца германского флота были названы "Мёльдерс", "Лютьенс" и "Роммель". Мёльдерс был асом люфтваффы, Лютьенс - адмиралом, под началом которого ушел в последний поход знаменитый линкор "Бисмарк", а Роммеля, думаю, представлять не надо.

Вышло не то чтобы полностью удачно. Корабли строились на американских верфях, и церемонию крещения, следовательно, нужно было проводить там же, в Штатах. Тамошняя общественность отнеслась неоднозначно. Во время церемонии рабочий с верфи спросил немецких журналистов: "А у вас там в Германии кроме нацистов совсем нет других героев?", американская пресса раструбила, что корабли назаны в честь нацистов, бундесверовский крест приняли за свастику. Вспомнили, что Мёльдерс воевал по большей части против западных союзников, а Лютьенс и Роммель - исключительно против них. Пропагандисты соцлагеря, разумеется, не могли проигнорировать такой подарок и принялись клеймить поднимающий голову нацистский реваншизм - причем были в полном праве.

В итоге опыт был признан неудачным, и следующие корабли нейтрально называли в честь городов и провинций. 

А вот не соглашусь

Тут все стали ржать над российским эсминцем, перепугавшимся турецкого сейнера. Дескать, смешно предположить, что безоружное судно могло как-то угрожать боевому кораблю.

А я не соглашусь. С турецкими мореплавателями лучше перестраховаться - помните "флотилию мира"? Янычары там с ножами на автоматчиков кидались, презрев гяура Дарвина, так что и эсминец сейнером протаранить им должно быть как нефиг. Тем более, что сейчас не времена Ютланда, и нынешние военные корабли делают из картония. 

Ещё о трусливых пиндосах

27-го сентября 1942 года американский сухогруз "Стивен Хопкинс", следовавший из Кейптауна в Суринам, повстречался с германским рейдером "Штир". В тумане оба корабли заметили друг друга только сблизившись на три километра. На "Хопкинсе" было установлено одно 102-мм орудие, у немца было шесть 150-мм. Американский капитан отказался сдаться, и начался неравный бой. Под немецким огнем гибли американские артиллеристы, но на их место становились другие члены команды, и одинокое орудие продолжало стрелять. Погиб командир расчета, 23-летний лейтенант Уиллет. Погиб капитан. Изрешеченный немецкими снарядами сухогруз стал тонуть, и, наконец, у орудия остался лишь смертельно раненый 17-летний кадет Эдвин О'Хара. Он в одиночку сделал последние выстрелы по вражескому кораблю. В 10.00 "Хопкинс" скрылся под волнами. 45 человек из его экипажа погибли, 15 спаслись на шлюпке. После месяца скитаний они добрались до берегов дружественной к США фашистской Бразилии.

Немцы не могли порадоваться этой победе. Их собственный корабль получил в скоротечном бою такие повреждения, что не мог дальше продолжать плавание. Команда перешла на судно снабжения, и "Штир" опустился на дно, упокоившись рядом со своим противником.

По странному совпадению всего через полтора месяца в Индийском океане произошел похожий случай, но с более счастливым концом. Голландский танкер "Ондина" с грузом сырой нефти и такой же 102-мм пушкой как на "Хопкинсе", сопровождаемый британским шлюпом (с одной 76-мм пушкой), был атакован двумя японскими рейдерами, каждый с восемью 140-мм орудиями. Поврежденный шлюп скоро вынужден был отойти, однако танкер не только принял бой, но и уничтожил одного из рейдеров, а сам, хотя и с несколькими опасными попаданиями от второго японца, уцелел и добрался до порта. Из экипажа танкера погибло всего пятеро - среди них, к сожалению, отважный капитан.

Но у голландцев хотя бы не было особого выбора: всем известна готовность японцев брать пленых, а также их гуманное обращение в тех случаях, когда пленных все же брали. А вот американцы с "Хопкинса" просто пошли на принцип. Это, видимо, были предки тех 27 обосравшихся пиндосов, что уволились с "Дональда Кука" после облучения "Хибинами".

Не обосрался, а затроллил!

Генерал-майор украинских диванных войск bither, он же фантаст Валетов по горячим следам написал про подлодку:

Неловкий момент

Помните подводную лодку, которую шведы искали у своих берегов в прошлом году?
Ну, ту, которой не было, как российских военных в Донбассе?
Так вот, лодка нашлась.
Это мини-подлодка, она лежит на дне с задраенными люками. То есть, она утонула.
Экипаж внутри, мертв, конечно.
Сейчас ее обследуют. Обсуждение этой не удивительной находки сейчас идет в прямом эфире здесь:

http://www.expressen.se/nyheter/frammande-ubat-hittad-i-svenskt-vatten/

Это к вопросу о Боинге и гибридной войне.
Нас там не было и вы всё врётииииии!


Однако же, с лодкой оказалось все не так однозначно. И впрямь неловкий момент. И как же отреагировал инженер человеческих душ?

С удовольствием понаблюдал ватный батхёрт

А ведь совершенно невинная заметка была.
Шведы говорили о нескольких версиях и т.д.
Но куча идиотов вынесла ее в топ за час.

Теперь немного лирики.


[Почему обосрался фонтазд, а виноваты большевики]У СССР была, а у России есть тактика. Она не очень хитрая, не очень умная, но весьма эффективная. Называется эта тактика: "Нас здесь не стояло".
Я уже писал, что еще для захвата Украины в 18-м году эта тактика использовалась ленинскими соколами. Война без объявления войны. Когда с невинной мордой, используя местных коллаборантов, ведут боевые действия на чужой территории.
Потом такие же трюки использовали при нападении на Финляндию. Конфликты на постсоветских территориях в конце 20-го, начале 21-го века были построены на этом же приеме.
Ложь, как основа агрессивной политики - это визитная карточк Советов и новой России.
Поэтому, не ждите, что вам кто-то поверит - любое ваше действие, любое происшествие, любая неожиданная находка будет рассматриваться прежде всего, как очередный недружественный акт. Репутация у вас такая.
В принципе, болезненная реакция на достаточно нейтральный текст это прекрасно продемострировала.
Потому, что Боинг. Потому, что Донбасс.
И убери я из поста эти два слова...
Теперь по теме.
У шведов особое отношение к российским подводным лодкам. Их никогда там не было. А потом выяснялось, что они там были. Шпионили. Или отрабатывали выходы на боевые позиции. Или терпели бедствие - но молча! Нас тут нет! Так что шведы имеют право болезненно реагировать на русский след у своих берегов.
Украинцы теперь тоже имеют право вам не верить.
Гибридная бурятоубийственная война порождает гибридные отношения. Каждый получает то, что заслуживает.
Когда ваша братия с пеной у рта обсуждала километровый СУ-25 на фоне маленького Боинга, всерьез говорила о летчике Волошине и испанских авиадиспетчерах, поверьте - это выглядело даже смешнее подводная лодка, которая в результате таки оказалась подводной лодкой.
Я буду рад, если на этот раз РФ действительно окажется не при чём. Должно же когда-то и такое случится!
Но за индекс цитируемости - большое спасибо. Тем более, что я всего навсего озвучил одну из версий шведов, которые менялись по мере обработки информации от их подводников.


Как я уже говорил, фантасты...

It's a trap!

Тут прошла новость, что шведы обнаружили у себя в терводах затонувшую мини-подлодку "с кириллическими надписями" (. http://www.expressen.se/nyheter/frammande-ubat-hittad-i-svenskt-vatten/)

Я боюсь, что прямо в этот момент украинские диванные войска и российские офисные партизаны, увлекаемые Валетовым (не стоило бы и упоминать, но он фантаст) радостно движутся прямиком в ловушку. Потому что я не подводник, я филолог, но "кириллическая надпись", похоже, кончается на Ъ, как писали в России, Которую Мы Потеряли. Да и сама лодка выглядит как-то стимпанково. Вероятнее всего, это лодка, погибшая в Первую мировую, а вовсе не та, которую шведы давеча ловили.

"Книга будущих адмиралов"

Прочитал тут широко известную в узких кругах "Книгу будущих адмиралов". Впервые она вышла АФАИК в 1974, но в инете всюду лежит версия 1986 года.

Автор - Анатолий Митяев. Он пошел воевать в 1942 году, был минометчиком. Так что как человека его можно только уважать, это не Рома Носиков и не Женя Лысов. Но вот книга у него вышла своеобразная, этакий памятник эпохи.

Надо отметить, что Митяев сам провоцирует критику, вставив в свою книгу такую фразу: "Ничто так не требует объективности, неприкрашенного отношения к фактам, как война". Не стоило после таких слов делать книгу ярким образчиком той самой необъективности.

Книга повествует об истории военного флота и морской войны с античных времен до атомной эры в изложении для подростков. Сейчас таких полно в любом магазине, как наших, так и переводных. И во всех написано примерно одно и то же, поскольку взгляды на военно-морскую историю устоялись, перечень этапных событий более-менее общепризнан, и трудно придумать что-то новое. То есть, рассказ о смене деревянных парусников на броненосцы будет примерно таким: Фултон - орудия Пексана - параходофрегаты - винтовой линкор "Наполеон" - французские плавбатареи у Кинбурна - "Ля Глуар" и "Уорриор" - дуэль "Монитора" с "Мерримаком". У Митяева же этот период описывается так: англичанка гадит - англичанка гадит - героизм русских воинов - появились броненосцы - англичанка гадит.

Тема гадящей англичанки раскрыта гораздо более, чем полностью. Зато многое другое осталось за кадром. В книге "будущих адмиралов" вообще не упоминается Трафальгар. Не упоминаются "Монитор" и "Меримак". Цусима упоминается мельком, но никак не описывается (зато подробно описывается бой "Варяга"). На удивление подробно описывается Ютланд, но это исключение.

Половина книги посвящена Второй мировой. Мельком упоминается гибель "Бисмарка", подробно рассказывается о Перл-Харборе, зачем-то подробно о "мстительном" сбитии Ямамото, о полярных конвоях (англичанка опять гадит!), упоминается о высадке в Нормандии (гадит!!!) и очень подробно о Хиросиме (при чем здесь флот?!). Об остальном Митяев говорит так: "Писать о войне в Атлантике и на Тихом океане нет возможности". Прямо-таки формула из исландского эпоса: "...но о нём нет речи в этой саге". Зато есть речь про события, которые в масштабах морского противостояния Второй мировой являются, при всем уважении, боем за избушку лесника: "Отбивая у врага этаж за этажом, наши геройские моряки, трое из которых были ранены, уничтожили ещё три десятка гитлеровцев, захватили малокалиберную пушку, четыре станковых пулемёта и склад боеприпасов". Становится непонятно, по какому принципу составлялась книга. Если она посвящена исключительно советско-германскому фронту, то зачем в ней Перл-Харбор и гибель Ямамото? А если она все-таки про Вторую мировую войну на море, то не стоило ли пожертвовать описанием захвата четырех пулеметов, чтобы освободить место для хотя бы упоминания об уничтожении четырех японских авианосцев при Мидуэе? Но нет, про Мидуэй ни слова, равно как про Средиземное море и подводную войну в Атлантике.

В книге про войну на море повторяющиеся каждую страницу мантры про подлых бесполезных отсидевшихся англо-американцев выглядят крайне нелепо в соседстве со сверхподробным описанием подвигов советского флота. Ведь, увы, боевые успехи советского флота против вражеских кораблей находятся где-то на уровне голландцев. Это, к сожалению, не шутка. Впечатляющий список побед советского флота: переделанная из крейсера 1900 года постройки плавбатарея ПВО, финский броненосец береговой обороны, два миноносца, семь подводных лодок, тральщики, самоходные баржи и катера... У голландцев: десятипушечный вспомогательный крейсер, два эсминца, минный заградитель, три подлодки, тральщики... Для сравнения, трусливо отсиживающиеся бесполезные англосаксы потопили более 700 немецких подлодок, не считая японские и итальянские, а уж надводные корабли и сравнивать неудобно. При этом англосаксонские плутократы и сами потеряли в боях больше кораблей, чем их у советского флота было вообще. Морская война - не слишком удачное поле для возвеличивания себя над союзниками, статистика подводит.

Как и следовало ожидать от такой литературы, тема родины слонов также не обойдена вниманием. В частности, говорится, что русские изобрели нарезное оружие(!). Будто этого мало, книга изобилует чисто фактическими ошибками: Митяев пишет, будто потопление "Густлоффа" произошло в Гданьской бухте, австралийские войска участвовали в нормандской высадке, всерьез пересказывает древнюю байку про корабль "Шарлотта Корде" и т.д.

Я сам долго не мог понять, почему так разошелся из-за старой книги, чья тема лежит далеко от моих интересов и для которой я явно не подхожу возрастом. А потом понял: раздражает принцип. Вот эта советская забота об умах и душах подданных, когда идейно крепкий речекряк не объясняет факты, а заменяет их. Причем, что самое обидное, в СССР ведь могли и по-другому, и делали по-другому. На ту же самую флотско-историческую тему я с детства помню чудесную статью про историю появления дредноутов - такого погружения в тему одновременно с доступностью изложения и великолепной объективностью и сейчас редко встретишь. Но почему-то эта прекрасная статья по истории флота была напечатана в сборнике "Тайны веков" рядом с НЛО и снежным человеком, а в книге по истории флота, наоборот, печатали выдумки, которым бы место в "Тайнах веков". Вот такая вот линия партии...

(no subject)



Прочитал книгу воспоминаний японского морского офицера Тамеичи Хара. В войну он был командиром эсминца, потом дивизии эсминцев, а потом легкого крейсера, сопровождавшего линкор "Ямато" в его знаменитом последнем походе. Между прочим, Харе довелось участвовать в бою против американского торпедного катера, командиром которого был будущий президент Кеннеди (катер погиб, Кеннеди в тот раз спасся). Некоторые моменты показались очень интересными.

Например, так он описывает свою женитьбу:

В конце 1928 года, когда мы стояли в Кобе, я встретился со своим братом Сакуро, который стал убеждать меня поскорее жениться. Я отшучивался, говоря: «Ты же меня хорошо знаешь! Ну какой из меня сейчас жених?». Он серьезно ответил: «Разреши мне подобрать для тебя невесту». Я был уверен, что у него ничего не получится, поэтому легко согласился. Однако, примерно через месяц я получил от брата письмо, в которое была вложена фотография молодой девушки и написано несколько строк, где брат рекомендовал мне ее как самую подходящую для меня невесту.
...

Впервые мы встретились в начале марта 1929 года. Наша беседа длилась около часа. Присутствовали родители с обеих сторон, поскольку первая встреча считалась чрезвычайно важной.
На следующий день я известил ее семью о своем согласии на брак.


Традиционное общество - это вот оно, а не жалкие потуги Мизулиной.

Что касается чисто военных дел, то при чтении книги часто возникает ощущение, что если бы Харе доверили командование Объединенным Флотом, а не каким-то жаклим эсминцем, то Япония бы выиграла войну. Этим, впрочем, грешат почти все военные мемуаристы. Если бы не глупый Гитлер/Сталин/Черчилль/Ямамото, то уж они бы ух!.. Но не сложилось.

С другой стороны, Хара отличается от прочих военных мемуаристов тем, что подробно описывает все свои ошибки, допущенные в сражениях, и их трагические последствия. При этом он не пытается оправдаться и ищет причины промахов лишь в своем собственном несовершенстве как командира. Даже описывая последний бой, он винит себя за то, что от волнения маневрировал устаревшим зигзагообразным курсом, хотя учитывая соотношение сил, никакой роли это не играло и играть не могло.

Вообще, из всех описанных в книге сражений не было, кажется, ни одного такого, в котором обе стороны действовали бы правильно, и исход решался бы только соотношением сил. Всегда как минимум одна сторона начинала вдруг жестко тупить, неся совершенно ненужные потери и сливая сражение на ровном месте. Причем это тупление бывало настолько невероятным и диким, что ему даже через 15 лет (книга вышла в 1960, так что Хара имел возможность ознакомится с материалами обеих сторон) так и не находилось разумного объяснения.

Японские моряки, от юнги до адмирала, были очень даже не дураки выпить.

В итоге, уже где-то к 22:00 стали расходиться, оставив на столе 30 больших пустых бутылок из-под саке. Все были до противного трезвы, когда спускались по трапу на ожидавшие их шлюпки, чтобы разъехаться по своим кораблям.

Пьянствовать в ночь перед выходом из порта, а потом с дикой похмелюги утром выползти на мостик и обнаружить, что корабль уже в море - это вполне достойное поведение для японского капитана. Правда, Хара нигде не пишет, чтобы выпивка хоть раз помешала делу.

В самом конце книги есть яркий эпизод: Хара спасся со своего затонувшего корабля, вцепившись в бревно. Рядом плавали такие же бедолаги. К ним долго никто не приходил на помощь, и многие уже отчаялись. Внезапно на воду сел американский гидросамолет, подобрал плававшего там же на надувном плотике сбитого американского летчика и улетел назад. Спасенного американца, стоит ли говорить, провожали завистливыми взглядами.

В целом книга описывает войну на Тихом океане совсем иначе, чем о ней привык думать российский обыватель. У нас принято считать тогдашних японцев этаким богами войны, прирожденными воинами, которых тупые трусливые янки победили только за счет огромного численного превосходства, везения и атомного оружия. Но при взгляде изнутри японский флот уже не выглядит так грозно. Если моряки отличались фанатичной смелостью, то их командование было порой нерешительно до трусости. Уже терпя от американцев поражение за поражением, японские адмиралы упорно продолжали считать противника сборищем дураков, против которого годится повторяющаяся шаблонная тактика. Но более всего Хара возмущается нелепой и необъяснимой кадровой политикой, предопределившей судьбу японского флота. Так что американцы получили победу вполне заслуженно. 

Порядки на американском флоте

Ship Image

Коммандер Скотт Э. Джонс, капитан эсминца "Дональд Кук", принимал в своей каюте очередного - уже двадцать седьмого по счету! - моряка.

- Ну, энсин, что вам угодно?

- Вот... Пришел сказать, что я увольняюсь.

- Ай-ай-ай, ну зачем же так торопиться! Обдумайте все хорошенько, такая работа на дороге не валяется. У нас, конечно, не самый богатый эсминец, но если дело в деньгах, то я готов обсудить повышение зарплаты...

- Да ни за какие деньги я не собираюсь здесь оставаться! Это не корабль, а плавучее нарушение трудового законодательства! Вчера над нами двенадцать раз пролетел русский самолет. Двенадцать раз! Так-то на вашем эсминце соблюдается техника безопасности? Нет, я не могу работать в таких условиях.

- Но он же вам ничего не сделал, этот самолет. Он вообще без оружия был.

- Да какая разница?! У меня от рева двигателей случился нервный срыв. Пошел к психоаналитику выплакаться, а там очередь из двухсот человек. До сих пор весь дрожу!

- Мы решаем этот вопрос. С испанской базы вертолетом доставлены дополнительные шесть психоаналитиков и полтонны антидепрессантов.

- Ну да, когда уже поздно. Я всю ночь проплакал, пока этот вертолет летел!

- Сочувствую, но, в конце концов, вы в своем резюме сами написали, что обладаете стрессоустойчивостью. И в присяге клялись добросовестно исполнять обязанности, налагаемые званием...

- Я исполнял! Я три раза терпел, когда самолет на нас заходил! Только на четвертом заходе под кубрик спрятался - куда уж добросовестнее? Нет, всё решено: увольняюсь! К черту такую службу! Я должен сохранить себя живым для мужа. Или вы заставите меня рисковать жизнью на этом корыте, потому что ненавидите латиноамериканских чернокожих мусульман? Вы, может, нетолерантный?

- Нет-нет, что вы! Я их обожаю, слава Обаме! А насчет увольнения - как знаете. Но смотрите, по закону вы должны ещё две недели отработать на эсминце. И предупреждаю, хороших рекомендаций от меня не дождетесь - такое напишу, что вас потом даже на сраный корвет не возьмут работать.

- Да плевать я хотел на рекомендации. Меня давно на шведскую подлодку зазывают, там такой соцпакет - американскому флоту и не снилось. Через полтора года можно будет на неполный рабочий день с сохранением жалования перейти, а потом и вовсе на удаленку...

- Эх, насчет шведов я и сам подумывал, да уж неохота место менять перед самой пенсией. Ладно, пишите заявление и несите в отдел кадров, справа по коридору за желтой дверью. И справки возьмите у завхоза и в библиотеке. Удачи!

Выше описана немного странная картина, да? И однако весь рунет вот уже который день занят перепостами дурацкой утки про уволившийся экипаж американского эсминца. Причем если от патриотов сложно ждать чего-то иного, то радостное участие в этом идиотизме обычно рассудительного марксохода vwr наводит меня на мысль, что и впрямь все ебнулись.