Category: животные

Новая зоология

Открыл новый класс существ, которых вынужден поставить на эволюционной лестнице ещё ниже, чем российских фантастов. Это российские переводчики английских книг про говорящих мышей.

"Русофобские высеры Салтыкова-Щедрина", ага, гм.

Смеется над лошадью тот, кто не осмеливается смеяться над её хозяином...

А Олланда ругает тот, кто не осмеливается ругать Меркель (вот Женя Лысов осмеливается - уважаю, мужык).

Сколько было ругани, диванной аналитики и сурового насупливания бровей в прессе и блогосфере по поводу отказа французов поставить нам два "Мистраля"? Много было.

А вот прошла новость: немцы отказались поставлять нам корабельные двигатели для корветов. В результате на двух уже строящихся корветах двигатели будут импортозамещены на аналог из сурими, а больше корветы этого типа теперь строить не будут, потому как они специально под немецкие движки делались. А те, что достроят (если достроят) - будут, видимо, сильно пониженной боевой ценности.

Но кто про это вообще слышал за пределами узкого круга? Да никто. К пруссаку у русского человека отношение почтительное.

Если сделать этакий российский табель о рангах для западных народов, то выйдет примерно так:

5-й классъ: поляки, румыны, венгры - вообще не народы, а фигня из-под ногтей.

4-й классъ: французы, испанцы, итальянцы, голландцы - бестолковые раздолбаи, сцыкло и педики. Даже экономика у них какая-то несерьезная: дрянные малолитражки, тряпки да бухло (а у голландцев наркота и шлюхи). Но к ним хотя бы можно съездить поразвлечься.

3-й классъ: англичане - трусливые мрази, но за счет крайней подлости и коварства кое-чего добиваются. И вечно что-то затевают: королева вот эта, лорды, олигархи наши в Лондоне - это всё неспроста.

2-й классъ: американцы - тоже трусливые мрази, да ещё тупые и жирные. Все сплошь дегенераты начиная от Голливуда и кончая Белым Домом. По-честному воевать не умеют, но постоянно кого-то захватывают, при этом заваливают врагов бомбами и баксами, которые сами печатают. Так что это единственные из западных уродов, которые представляют хоть какую-то военную опасность - остальные просто сцут при мысли о русском медведе, а пиндосы сцут, но готовят ружье. Без ружья быть бы им в одном классе с румынами.

1-й классъ: немцы - умеют в орднунг (порядок, то есть) и массовые расстрелы, делают отличные машины и почти захватили мир в свое время, причем воевали по-честному (танками), а не как пиндосы (ракетами). Сейчас, конечно, выродились, но кто их знает... А ещё немцами были русские цари и туева хуча прочего начальства во времена хрустения французской булкой. Такое не забывается. Конечно, немцы тоже извращенцы и тоже сцут при мысли о русском медведе, но совсем чуть-чуть, и не слишком вежливо было бы на этом акцентировать внимание. Потому что в главном немцы все правильно понимают и готовятся сбросить удавку пиндосов, чтобы поделить мир с единственными достойными партенрами - русскими.

"Да я, дяденька, и людей-то не очень..."

Ходят слухи и фотографии, что видный антифашист Мильчаков не только с кусками расчлененных собак в руках любит фотографироваться, но и людьми для тех же целей не брезгует.

Это который давеча выступал на питерском "форуме традиционалистов". Ну, насчет которого тов. Коммари не может определиться, кто хуже - "традиционалисты" или протестующие против них РСДшники.

И впрямь, ну как тут определиться.

Что-то меня Маккавити стал огорчать

Рассуждения про то, что "оппозиция убивает котиков" - это какой-то низкий класс.

Про корейские дела у него в основном копипаста новостей, а если доходит до собственного мнения - не пытается разбавить свою пропхеньянскую позицию хотя бы показной объективностью. Ланьков в этом плане гораздо интереснее.

По внутренней политике та же фигня. И гигатонны котиков.

У него была очень интересная серия про историю Южной Кореи, но сейчас это какая-то помесь ромыносегова, мальчиков с Беона и поискового робота. Печально.

Пойду, замучаю парочку котиков.

Диктатура класса или диктатура в интересах класса?

Когда товарищи на днях обсуждали вопрос о критериях наличия диктатуры класса, у меня возник вопрос. Был некогда в Японии один, гммм, оригинальный правитель:

Токугава Цунаёси (яп. 徳川 綱吉; 23 февраля 1646 (Год Собаки) — 19 февраля 1709) — 5-й сёгун из династии Токугава, феодальный правитель Японии, руководивший страной с 1680 по 1709 год. Известен также под прозвищем Собачий сёгун.
......
Суровые наказания, включавшие изгнание, долгое тюремное заключение и смертную казнь, были введены за убийства животных, в первую очередь — собак.

Серией последовавших зоозащитных указов, которые выпускались им ежедневно, Цунаёси наделил собак бо́льшими правами, чем людей, например, cо стаей собак, уничтожающей посевы, надлежало обходиться особым образом: прежде всего крестьянам надлежало поклясться, что ни одна собака не пострадает. Затем ласками и уговорами попросить животных уйти. При этом категорически запрещалось кричать, что-либо кидать и высказывать неуважение к зверям. Население одной из деревень было казнено, когда закон был нарушен. За грубое слово в адрес уличной собаки, к которой надлежало обращаться лишь как «о-ину сама» («высокоблагородие Собака»), нарушителя ожидало телесное наказание — побивание палками, что было достаточно распространённым явлением.

Для бездомных псов, стаями которых кишела столица государства Эдо, по распоряжению Цунаёси впервые в мировой истории была создана сеть приютов. Один из них — на 50 000 голов, разместился в окрестностях столицы, а затем псарня на площади в 55 гектар была построена в Накано. Собакам полагалось трёхразовое питание в размере, в полтора раза превышавшим рацион крестьянина, работавшего в поле. Когда животные отказались есть овощи, на обед стали подавать рыбу и мясо. 270 людям из персонала надлежало всячески ублажать собак и следить за тем, чтобы они не лезли в драку друг с другом. Еда для собак, содержавшихся в приюте, приобреталась на средства налогоплательщиков.

По воспоминаниям немецкого путешественника, посетившего Нагасаки в 1692 году, которые приводит Beatrice M. Bodart-Bailey в книге «Собачий сёгун» (2006), улицы города были полны бездомными собаками, в том числе больными. В случае, если они кусали людей или загрызали до смерти, строжайше запрещалось делать с ними что-либо без разрешения властей.

Между тем, в своем дворце в Эдо сёгун не держал ни одной собаки, современники не увидели ни одной картины и других предметов искусства, посвященных этим животным, кроме фарфоровой китайской собачки.

Перед смертью сёгун завещал, чтобы его распоряжения относительно собак выполнялись вечно, однако преемник-племянник отменил их через десять дней после кончины Цунаёси.


Так вот, я не могу определиться: была ли в Японии при Цунаёси диктатура собак?

С одной стороны, диктатура осуществлялась в интересах собак, и так хорошо, как при Цунаёси, собаки больше нигде и никогда не жили.

С другой стороны, собаки не имели инструментов влияния на политику Цунаёси, в обществе отсутствовали механизмы, позволяющие собакам реализовать свою волю. Институты даже низовой собачьей демократии фактически отсутствовали. Более того, в сёгунском правительстве вообще не было ни одной собаки (одно явно показное исключение мы не рассматриваем, потому что фарфоровая, да ещё и иностранная).

Правда, тут можно возразить, что в силу неразвитости и слабости собак их диктатура временно должна была осуществляться наиболее передовыми людьми во главе с сёгуном, составившими собачий авангард. Неважно, кто принимает решения, главное, кого при этом кормят мясом. Однако, возникает сомнение: не этот ли подход стал причиной крушения диктатуры собак после смерти сёгуна? Не имея фактического влияния на правительство, собаки не смогли противостоять ревизионистам, пришедшим на смену Цунаёси. Вообще, была ли это подлинная диктатура, если она пала из-за смерти одного человека?

Я недостаточно силен в марксизме, чтобы разрешить этот вопрос. У кого какие мнения?