Ответ нестерпевшим, ч.2

Простите за долгий перерыв, но я не Анлазз, по десятитомику в день выдавать не могу.

Итак, с формальными претензиями разобрались, возьмемся, ткскзть, за мировоззренческие. Хочу заметить один важный факт: хотя сам изначальный пост, с которого всё началось, содержал много укоризненных (в отношении сталинской эстетики) слов, главный вклад в создание резиновой бомбы внесли не слова, а картинка с двумя полководцами. Масса неравнодушных граждан потрудилась сообщить (иногда прямо-таки яростно), что на картинке всё на самом деле не так, как кажется (эти разоблачения разбирались в предыдущей части).

Возникает резонный вопрос: почему бугурт? Представим, к примеру, что все эти люди увидели бы картинку, на которой изображены великолепно экипированный красноармеец и американский солдат в драных обносках (просто представим). Едва ли у какого-нибудь советского патриота эта картинка вызвала бы возмущение и желание опровергать. Напротив, все с глубоким удовлетворением восприняли бы это как иллюстрацию превосходства советского строя над загнивающим Западом. Почему же сравнение шитого золотом советского маршала с американским генералом в убогом пиджачке вызвало ровно обратную реакцию и народ начал действовать по схеме "гнев-отрицание-торг-repeat"? Да просто при всей мощи аргументов (типа "Америке продался, пидор!") люди чувствуют, что такая картинка (в отличие от гипотетической картинки с рядовыми) - не повод для гордости, а повод для чего-то иного. Можно привести миллион оправданий, но собственную пролетарскую чуйку не обманешь. В чем же дело?

Марк Твен справедливо заметил, что "если весь народ раздеть донага и показать его чужестранцу, тот не отличит короля от лекаря и герцога от лакея". Поэтому испокон веков одежда служила наглядным демонстратором статуса своего носителя - иначе невозможность своевременно отличить высших от низших создала бы массу неудобств в слаборазвитом иерархическом обществе. "Общество, в котором нет цветовой дифференциации штанов, лишено цели", как говорят на Плюке. Зачастую вопрос решался директивно - та или иная одежда официально закреплялась за высшими сословиями и запрещалась к ношению представителям низших сословий, даже если те могли бы её себе позволить  (так, право носить тогу имели только римские граждане). Даже там, где выделиться одеждой крайне затруднительно, статус всё равно демонстрируется мельчайшими её отличиями и манерой ношения (как у рядовых советской армии). Если же и такой возможности нет, в ход идет украшение собственного тела особыми статусными татуировками (как в диких племенах и местах лишения свободы).

Однако по мере развития общества такие способы демонстрации статуса (когда только закон, писаный или неписаный, не позволяет низшим внешне уподобиться высшим) дополнялись и/или сменялись более надежными (когда уподобление высшим делается для низших экономически невозможным). Разодетый в шелка и бархат, украшенный золотом и каменьями феодал своим видом показывал, что его одежда не просто дороже, чем у крестьянина, она дороже самого крестьянина. Человек демонстрировал богатство самым простым и наглядным способом - попросту нося его на себе. Отметим, что это работало и в обратную сторону - дабы не уронить свой статус, дворянин зачастую вынужден был одеваться дороже, чем мог себе позволить, и ради этого приходилось отказываться от более насущных потребностей или залезать в долги. Что ж, иерархическое общество предъявляло суровые требования не только к смердам и холопам.

Даже церковь, веками внушавшая, что "все люди братья", "последние станут первыми" и "легче верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому попасть в рай", на деле руководствовалась теми же принципами, что и светское общество. И сейчас забавно наблюдать, как церковные иерархи, сгибаясь под тяжестью золотых облачений, пытаются услужить тому, кто на стенах их храмов изображается в одной набедренной повязке и терновом венце.

Ясно, что и армия была плотью от плоти дифференцированного по цвету штанов общества. В средние века правящий класс не просто возглавлял войско, он сам и являлся войском. И хотя с течением времени простолюдины стали составлять в армии основную массу, управление этой массой долго оставалось дворянской привелегией. Однако если мы посмотрим на мундиры восемнадцатого и девятнадцатого веков, на эпоху, когда роскошь военной формы достигла расцвета, прежде чем разом увясть под прицелом нового оружия индустриальной эры, то мы заметим один парадокс. А именно - между одеждой рядовых и офицеров вовсе не существовало той чудовищной, бросающейся в глаза разницы, какая была между одеждой высших и низших классов "на гражданке". Фактически по меркам этой самой "гражданки" рядовые были одеты роскошно (хотя, возможно, и не слишком удобно), и сейчас не всякий человек (если он не специалист по той эпохе) сможет сходу отличить на картинке капрала от полковника.


Но об этом - в следующей части.

Ответ нестерпевшим, ч.1

Поскольку пост про советскую эстетику вызвал эффект резиновой бомбы, породив множество критических отзывов как в комментах, так и в виде отдельных постов, а потом и комментов к к этим постам, то я счел разумным не отвечать каждому критику индивидуально, а накрывать их залпами. А так как необходимый объем весьма велик, то получится сериал в нескольких частях. Часть первая - про мундиры. Сперва разберем формальные замечания, в следующей части - претензии мировоззренческого характера.

1. Зачем сравнивать портрет Жукова и фотографию Эйзенхауэра? Удивительно, но этот вопрос задали как минимум двое. То есть, люди не поняли, что Эйзенхауэр тоже портрет, но берутся рассуждать о.

2. А вот парадная фотография Жукова, так на ней он гораздо скромнее. Да, только это фотография в мундире хрущевского образца, когда ревизионисты почистили форму от роскоши и архаики.

3. Глупо сравнивать парадный мундир с обычным. Вы нагуглите Эйзенхауэра в парадном, он будет не менее пышным! Попытки нагуглить Айка в парадке, сделанные (кажется, Пернавским) в процессе диспута в фейсбуке Крамника закончились ничем. Нету.

4. А вот Монтгомери в парадной форме, на нем позолоты ещё больше. Да, только Монти служил Королю и Империи. И он был виконтом. Я сравнивал полководцев двух держав с республиканским строем. Впрочем, Монти нам ещё встретится дальше.

5. А вот фотка американского генерала, он одними орденскими планками умудрился грудь закрыть плотнее, чем Жуков полноразмерными орденами. Да, но это фотки современных американских генералов. Которые и впрямь комично выглядят с таким множеством наград, и за это сами американцы их стебут, сравнивая с Айком (у которого заслуг было в 100 раз больше, а висюлек в 100 раз меньше):


6. Жуков этот мундир никуда не носил (вариант: мундир для торжественных церемоний, для них и американцы богато наряжались). Вот фотографии Жукова с западными коллегами на одной и той же церемонии:
Картинки по запросу Георгий Константинович Жуков
Картинки по запросу маршал жуков в молодости

7. У Эйзенхауэра просто не было столько наград, вот он и не мог ими обвешаться. Гуглим список наград Эйзенхауэра. Их более чем дофига.

8. Большинство наград Жукова (и самые большие и блестящие из них) - иностранные. У Айка тоже была куча иностранных наград, в том числе советский орден Победы.

9. Потомственному аристократу Эйзенхауэру не нужны цацки, все и так знают, что он лорд. Айк - потомственный нищеброд, один из семи сыновей механика на маслобойне. Просто у него социальный лифт хорошо сработал (братья, кстати, тоже в люди вышли). Потомственным аристократом был Паттон, главный мудак американской армии (не только из-за откровенно нацистских взглядов, но и в плане личной подлости). И он же, вот удивительно, наиболее понтово одевался среди всех американских генералов.

10. Эйзенхауэр не заслужил, его военный опыт по сравнению с жуковским ничтожен. Как сказать, Айк командовал всеми силами союзников (США, Британия, Франция, Канада, поляки и т.д) в Европе. Жуков всеми советскими силами никогда не командовал. И таки высадка в Нормандии очень изящная операция.

11. У американцев есть mess uniform, так она ещё похлеще нашей парадки. Это да, но mess uniform не служит для демонстрации превосходства офицера над солдатом - поскольку, во-первых, это факультативная форма для ношения во внеслужебное время, а, во-вторых, солдаты тоже имеют право её носить. И в 30-40-х её не было.

Жиды и скубенты

По поводу вчерашнего поста мне многие накидали упреков - дескать, я неправильно понял мысль Экоросса. Ну вот он в комментариях (http://ecoross1.livejournal.com/614833.html?thread=28504241#t28504241) её сам раскрывает:

У меня сына пока нет. Но я работаю над этим :)
И я не хочу, чтобы из-за очередной неопохмелившейся хипстоты, недовольной расцветкой десятого айфона - к 30 сортам колбасы не подходит, будущее моего сына опять провалилось бы в дыру.


Революции происходят из-за неопохмелившейся хипстоты. У которой айфон не подходит к колбасе (ЩИТО?!!).

Блин, я хочу жить в этой дивной стране Экороссии хотя бы мичманом!

Да вы и убили-с...

Экоросс написал эмоциональный текст против революций и всякого раскачивания лодки (http://ecoross1.livejournal.com/614833.html). На многих исторических примерах доказывается, что не только варить гремучий студень на конспиративной квартире, но и просто бухтеть по кухням не следует во избежание мора, глада и рек крови с гильотин. Вот только...

Первую мировую войну, которая закономерно и привела к охватившему мир на следующие десятилетия революционно-контрреволюционному веселью, развязали не политэмигранты Ульянов и Бронштейн и не ссыльный лолилюб Джугашвили. Не левый журналист Муссолини и не вольный художник-уклонист Гитлер. Развязали её рулевые капитала - императоры, короли, министры и президенты, которых так усердно берегли от бухтящих вольнодумцев тогдашние охранители. Гаранты стабильности взорвали свой мир к чертям.

Ну, не со зла. Просто в определенный момент Российская Империя решила немного поддержать материально сербских патриотов-реконструкторов из "Черной руки". Её, руку эту, и собственное сербское правительство достаточно хорошо поддерживало, и глава руки был одновременно главой сербской разведки, но наши решили усугубить. Рука-то была против австрийцев, а они были нашими геополитическими противниками и вообще украинский язык придумали. Австрийцы тоже ничего плохого не хотели, а только хотели провести на своей неотъемлимой международно признанной территории военные маневры. Ну просто чтобы показать, что могут. Сербы опять же не хотели ничего плохого, и вообще их там не было, а браунинг любой студент может купить в военторге. Австрийцы слушать про военторг не стали и немножко устроили в Сербии АТО, потому что так никаких эрцгерцогов не напасешься. Русские против австрийского АТО стали готовить "северный ветер", ведь сербы были братушками-единоверцами, а славянские заводы "Шкода" стонали под габсбургской пятой. Германия тут же пригрозила: на русский северный ветер в ответ может задуть такой нордвинд, что как бы не сменились в Петербурге Гольштейн-Готторпы на Гогенцоллернов. Наши не испугались и показали кайзеру фигу, в ответ на что немцы поперли вовевать во Францию. Через Бельгию. Ну просто так короче было, а любой властитель или хотя бы простой гражданин великой империи знает, что мерзкие маленькие лимитрофы должны страдать, ибо нефиг быть такими маленькими. И все заверте...

Но виноваты, конечно, бухтельщики на кухнях.

Школьный экстремизм

Помню, когда мы в школе проходили российский предреволюционный период, наш учитель (он был умница и большой энтузиаст за маленькую зарплату) устроил дебаты: один должен был агитировать за кадетов, другой за большевиков и т.д. Мне достались черносотенцы, и я врубил внутреннего фюрера по максимуму. По итогам голосования черносотенцы победили. Сейчас бы всю школу закрыли бы за экстремизм, мы там такого (не только черносотенного) наговорили...

Про эстетику (вновь)

Некоторое время назад тов. Долоев поднял важную тему революционной и социалистической эстетики.

Многие важность эстетики отрицают. Особенно это характерно для сталинистов, которые (если все-таки относятся к "левым" сталинистам) смутно чувствуют, что с эстетикой их кумир наворотил какое-то совсем уж вопиюще-реакционное не то. Поэтому они говорят, что важен только и исключительно базис, а эстетика, как и все надстроечные вещи, есть ничего не значащая и ни о чем не говорящая фигня, которая возникает чуть ли не случайно. И не надо, дескать, смотреть на упаковку, она может быть любой, это все равно.

Забавно, что обычно те же самые люди крайне возмущаются, когда неонаци пытаются протащить свастику под видом "просто древнего солярного символа". Хотя казалось бы, если золотые погоны это "просто знаки отличия, не имеющие отношения к царским порядкам", то почему свастика это фошызм-фошызм?

На деле же Сталин был поумнее своих нынешних адвокатов, и связь надстройки с базисом отлично понимал. Поэтому и контролировал развитие советской эстетики лично и до мелочей. Нынешние же фиговые марксисты пытаются нас уверить, что базис летит себе в вакууме, хаотично облепляясь в полете разной случайно встреченной фигней. Ан нет, он стоит на твердой основе. И да, эстетика тоже.

Если генералы и маршалы носят шитые золотом и брульянтами мундиры, то это не просто так звезды легли, а это логичная часть картины, в другом углу которой одежда рядовых состоит из гимнастерки и телогрейки снятой с убитого товарища. И естественно, что для богато украшенного офицера его "товарищ рядовой" никакой не товарищ, не равный с ним член социалистического общества, а чмо из низшей касты. С которым побрезгуешь есть из одного котла (да и плавает в его котле совсем не то, что в генеральском), зато не побрезгуешь дать в зубы. Иерархия.


Маршал Жуков и Генерал Эйзенхауэр. Пролетарское государство против царства неравенства.

Если в разоренной, разрушенной войной стране строятся огромные богато украшенные здания в любимом американскими капиталистами стиле ар-деко, то естественно и логично, что "не уместившимся" во дворцы огромным массам трудящихся при этом коммуналка будет за радость. Если городить безумные проекты Дворца Советов размером в семь "Эмпайр Стейт Билдингов", когда твоя страна ни разу не Америка, то для простого рабочего это неизбежно означает "денег нет, вы держитесь там". И да, если разброс жилья простирается от дворцов до мазанок, это означает созревшее иерархическое общество.

А вовсе не случайность.

Как китайцы с зергами воевали

Сходил в кинотеатр на свежий китайско-американский фильм "Великая стена" (режиссер - китаец). События фильма разворачиваются тысячу лет назад, но перед нами не историческая драма, а отвязная фэнтэзятина. Достаточно сказать, что по сюжету Великая стена построена не против пассионарных степняков, а против зергов (впрочем, это мерзость примерно одинаковая, просто Гумилев умер до появления зергов и по этой уважительной причине не мог раскрыть в своей книге их замечательность).

Что бы сделал российский режиссер, если бы ему доверили снимать фильм про древнюю Русь, дали кучу нерусских денег и избавили от малейших требований исторической достоверности? Разумеется, такой режиссер закупил бы на все деньги несколько танкеров говна, и снял бы фильм, в котором древние русичи это говно ели, в говне жили, говном обмазывались, говну молились и поклонялись, а также запасали впрок для будущих поколений. Заглавные персонажи были бы моральные и физические уроды, играемые роднёй режиссера, остальные роли достались бы бомжам с ближайшей помойки, поскольку у них уже есть аутентичные средневековые наряды. Батальные сцены отыгрывали бы три с половной местных реконструктора, машущих дубинами за еду. Был бы один эпизод с невъебенно крутой компьютерной графикой, типа, князь рванул к себе княгиню с понятной целью, а княгинино ожерелье лопнуло и бусины падают, и камера движется вслед за одной бусиной и снимает всё как бы от лица этой бусины, и бусина падает так замедленно, что когда достигает пола, князь уже все сделал.

Не так сделал китайский режиссер Чжан Имоу. Возможно дело в его нелегкой биографии, потому что в юности ему досталось от хунвэйбинов, пришлось ехать в деревню на трудовое перевоспитание, и там говна было столько, что с тех пор режиссер говно не любит, а любит всякое яркое и красивое. Поэтому в фильме говна нет совсем. Грязными, волосатыми и немытыми предстают только гости из Европы - и то не от скотской сущности, а по причине многомесячного путешествия через дикие края, населенные гумилевскими пассионарными степняками. Как только появляется возможность, европейцы моются и бреются. Все китайцы же изначально максимально гламурны и пафосны. Реально, это самая гламурная армия в истории кинматографа. Доспехи покрыты вычурными узорами и покрашены во все цвета радуги (цвет означает принадлежность к роду войск). И во все остальном древний Китай предстает на экране невъебически крутой сверхдержавой, опередившей свое время лет эдак на тысячу. Дело не только во всякой фантастической технике (в фильме китайцы даже изобрели воздушный шар за семь веков до братьев Монгольфье!), но и в том, что китайцы достигли полного равноправия полов задолго до появления на диком Западе феминисток с небритыми подмышками. Поэтому в древнекитайской армии женщины (няшные красавицы в гламурных синих доспехах) не только служат, но и дослуживаются до генералов, так-то!

Вообще, все задействованные китайские артисты обоего пола хороши собой или по меньшей мере нестрашные, что в российском кино считается трефным. Роль перенька-пехотинца, который сперва теряется, а потом превозмогает себя и совершает подвигъ, досталась главной няшке китайской эстрады Лю Ханю:
Картинки по запросу Lu Han (
Это фотка, правда, не из фильма, зато хорошо показывает, что нарисованная Анлаззом картина Китая как общества скучных инженеров в одинаковых немодных костюмах (и маток-королев для размножения инженеров, видимо) далека от реальности.

В целом кино можно счесть сказачной патриотической агиткой про выдуманное, оттого вдвойне Великое Прошлое. Но эта агитка не раздражает, как раздражало бы нечто подобное российской выделки. Там нет гаденьких намеков и аллюзий на актуальную политику, совершенно нет никакой духовности (всё же у китайцев официально декларируемый атеизм, а не как у нас), нет стремления показать сакральность власти (император в фильме - жалкая ничтожная личность, единственный недостойный персонаж среди китайцев), нет никакого "типа посконно-народного" юморка и прочего говна. Просто сказка без особых потуг что-то сказать (хотя мысль "лучше дружно работать на общее благо, чем лошадь в овраге доедать" там выражена). Этот фильм местами больше напоминает компьютерную игру для тех, кому лень играть.

Но если и не требовать от кино большего, то "Великая стена" должна понравиться - выполнена она хорошо.

Старомыслы не нутрят Ангсоц

Тут тов. Долоев (http://doloew1917.livejournal.com/73745.html) и гр. Молот (http://van-der-moloth.livejournal.com/195212.html) сдержанно удивляются некоторой двойственности позиции Коммари в отношении убитых детишек. Можно ещё вспомнить не менее двойственную (и слегка истеричную) реакцию Коммари на вопрос о засылке добровольцев на помощь сепаратистам (http://jakobin1793.livejournal.com/258357.html?thread=18146101#t18146101). Удивляться не надо, надо читать классику:

«Двоемыслие означает способность одновременно держаться двух противоречащих друг другу убеждений. Партийный интеллигент знает, в какую сторону менять свои воспоминания; следовательно, осознаёт, что мошенничает с действительностью; однако при помощи двоемыслия он уверяет себя, что действительность осталась неприкосновенна. Этот процесс должен быть сознательным, иначе его не осуществишь аккуратно, но должен быть и бессознательным, иначе возникнет ощущение лжи, а значит, и вины. Двоемыслие — душа ангсоца, поскольку партия пользуется намеренным обманом, твёрдо держа курс к своей цели, а это требует полной честности. Говорить заведомую ложь и одновременно в неё верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился, отрицать существование объективной действительности и учитывать действительность, которую отрицаешь, — всё это абсолютно необходимо. Даже пользуясь словом „двоемыслие“, необходимо прибегать к двоемыслию. Ибо, пользуясь этим словом, ты признаёшь, что мошенничаешь с действительностью; ещё один акт двоемыслия — и ты стёр это в памяти; и так до бесконечности, причём ложь всё время на шаг впереди истины. В конечном счёте именно благодаря двоемыслию партии удалось (и кто знает, ещё тысячи лет может удаваться) остановить ход истории.»

«Ключевое слово здесь — белочёрный. Как и многие слова новояза, оно обладает двумя противоположными значениями. В применении к оппоненту оно означает привычку бесстыдно утверждать, что чёрное — это белое, вопреки очевидным фактам. В применении к члену партии — благонамеренную готовность назвать чёрное белым, если того требует партийная дисциплина. Но не только назвать: ещё и верить, что чёрное — это белое; больше того: знать, что чёрное — это белое, и забыть, что когда-то ты думал иначе. Для этого требуется непрерывная переделка прошлого, которую позволяет осуществлять система мышления, по сути охватывающая все остальные и именуемая на новоязе двоемыслием.»