?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Ответ нестерпевшим, ч.2
jakobin1793
Простите за долгий перерыв, но я не Анлазз, по десятитомику в день выдавать не могу.

Итак, с формальными претензиями разобрались, возьмемся, ткскзть, за мировоззренческие. Хочу заметить один важный факт: хотя сам изначальный пост, с которого всё началось, содержал много укоризненных (в отношении сталинской эстетики) слов, главный вклад в создание резиновой бомбы внесли не слова, а картинка с двумя полководцами. Масса неравнодушных граждан потрудилась сообщить (иногда прямо-таки яростно), что на картинке всё на самом деле не так, как кажется (эти разоблачения разбирались в предыдущей части).

Возникает резонный вопрос: почему бугурт? Представим, к примеру, что все эти люди увидели бы картинку, на которой изображены великолепно экипированный красноармеец и американский солдат в драных обносках (просто представим). Едва ли у какого-нибудь советского патриота эта картинка вызвала бы возмущение и желание опровергать. Напротив, все с глубоким удовлетворением восприняли бы это как иллюстрацию превосходства советского строя над загнивающим Западом. Почему же сравнение шитого золотом советского маршала с американским генералом в убогом пиджачке вызвало ровно обратную реакцию и народ начал действовать по схеме "гнев-отрицание-торг-repeat"? Да просто при всей мощи аргументов (типа "Америке продался, пидор!") люди чувствуют, что такая картинка (в отличие от гипотетической картинки с рядовыми) - не повод для гордости, а повод для чего-то иного. Можно привести миллион оправданий, но собственную пролетарскую чуйку не обманешь. В чем же дело?

Марк Твен справедливо заметил, что "если весь народ раздеть донага и показать его чужестранцу, тот не отличит короля от лекаря и герцога от лакея". Поэтому испокон веков одежда служила наглядным демонстратором статуса своего носителя - иначе невозможность своевременно отличить высших от низших создала бы массу неудобств в слаборазвитом иерархическом обществе. "Общество, в котором нет цветовой дифференциации штанов, лишено цели", как говорят на Плюке. Зачастую вопрос решался директивно - та или иная одежда официально закреплялась за высшими сословиями и запрещалась к ношению представителям низших сословий, даже если те могли бы её себе позволить  (так, право носить тогу имели только римские граждане). Даже там, где выделиться одеждой крайне затруднительно, статус всё равно демонстрируется мельчайшими её отличиями и манерой ношения (как у рядовых советской армии). Если же и такой возможности нет, в ход идет украшение собственного тела особыми статусными татуировками (как в диких племенах и местах лишения свободы).

Однако по мере развития общества такие способы демонстрации статуса (когда только закон, писаный или неписаный, не позволяет низшим внешне уподобиться высшим) дополнялись и/или сменялись более надежными (когда уподобление высшим делается для низших экономически невозможным). Разодетый в шелка и бархат, украшенный золотом и каменьями феодал своим видом показывал, что его одежда не просто дороже, чем у крестьянина, она дороже самого крестьянина. Человек демонстрировал богатство самым простым и наглядным способом - попросту нося его на себе. Отметим, что это работало и в обратную сторону - дабы не уронить свой статус, дворянин зачастую вынужден был одеваться дороже, чем мог себе позволить, и ради этого приходилось отказываться от более насущных потребностей или залезать в долги. Что ж, иерархическое общество предъявляло суровые требования не только к смердам и холопам.

Даже церковь, веками внушавшая, что "все люди братья", "последние станут первыми" и "легче верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому попасть в рай", на деле руководствовалась теми же принципами, что и светское общество. И сейчас забавно наблюдать, как церковные иерархи, сгибаясь под тяжестью золотых облачений, пытаются услужить тому, кто на стенах их храмов изображается в одной набедренной повязке и терновом венце.

Ясно, что и армия была плотью от плоти дифференцированного по цвету штанов общества. В средние века правящий класс не просто возглавлял войско, он сам и являлся войском. И хотя с течением времени простолюдины стали составлять в армии основную массу, управление этой массой долго оставалось дворянской привелегией. Однако если мы посмотрим на мундиры восемнадцатого и девятнадцатого веков, на эпоху, когда роскошь военной формы достигла расцвета, прежде чем разом увясть под прицелом нового оружия индустриальной эры, то мы заметим один парадокс. А именно - между одеждой рядовых и офицеров вовсе не существовало той чудовищной, бросающейся в глаза разницы, какая была между одеждой высших и низших классов "на гражданке". Фактически по меркам этой самой "гражданки" рядовые были одеты роскошно (хотя, возможно, и не слишком удобно), и сейчас не всякий человек (если он не специалист по той эпохе) сможет сходу отличить на картинке капрала от полковника.


Но об этом - в следующей части.

Recent Posts from This Journal

  • Опять нейтралы антифашистам в штаны насрали

    Зарекался сюда писать, и правильно зарекался - в сраной жэжэшке только тлн и нтфшзм, да и реал-зависимость, как оказалось, затягивает не хуже…

  • Жыжа всё

    Жыжа предложила мне подписать новое соглашение. Предложение руки и сердца было оформлено в форме изнасилования. Поскольку запрет на политическую…

  • Северная Пальмира

    Ну вот, и мы сами получили тысячную долю тех благодеяний, которыми перед этим осыпали жителей Донбасса и Алеппо. А я ведь постоянно пользуюсь этой…



  • 1

"Le pantalon rouge, c'est la France!" -

- "Красные штаны - это Франция!" (французский военный министр Эжен Этьен)... в Первую Мировую французы с попугайскими красными штанами вошли...





...отчего закономерно понесли немереные потери - немецким пулеметчикам да и вообще стрелкам прицеливание существенно облегчалось, на любом фоне оппонент виден. Это в эпоху пулеметов и рассыпного строя, когда у британцев "хаки" давно рулило, а у немцев "фельдграу". Но "Красные штаны - это Франция!", и хоть кол на голове теши, хоть ты тресни.

Впрочем, у тогдашних французов, несмотря на сорок с лишним лет республиканского уклада, генералитет и высшее офицерство фактически кастовыми были, дворянской белой косточкой, носителями Традицiи (™), тудыть ее... это многое объясняет.

Re: "Le pantalon rouge, c'est la France!" -

Ну в общем та еще фигня написана.

Эжен Этьен был не военным - он был главой партии колониалистов. А в колониях да, цветастая форма очень уважалась местными.

Куда больше проблем вызывали не красные штаны - хотя они не улучшали ситуацию, ессно - а стремление в первые дни войны переть в атаку с развернутыми заменами в плотном строю. Как только эту дурь подвыбили - французы в красных штанах вполне себе начали укладывать немцев в фельдграу теми еще штабелями.

Идеи о переводе армии на маскировочную форму были, были и эксперименты при Жоффре - но "денег нет, вы держитесь там". Как не было их на новые винтовки, на тяжелую артиллерию, на увеличение численности армии - все продавливалось с большим трудом.

Ну и офицеры как каста - поэтическое преувеличение. То, что они из низших слоев в сравнении с британским или немецким или русским офицерством - подчеркивали и англичане, и немцы, и русские. Правда иногда отмечая, что именно этот факт - офицер был выходцем из того же класса что и солдат, а временами и "худшего" - вел к стремлению офицеров "показать свое положение".

Re: "Le pantalon rouge, c'est la France!" -

Ну ангиличане то же в хаки не сами переоделись - буры подмогли

Re: "Le pantalon rouge, c'est la France!" -

Это да, буры, при всем их расизме и упертом кальвинистском фундаментализме, стрелками были хорошими. Равно как и переходу от атаки шеренгой к тактике рассыпного строя зело поспособствовало появление максимовского пулемета.

  • 1