jakobin1793 (jakobin1793) wrote,
jakobin1793
jakobin1793

Categories:

Поэзия ревдиктатуры

Немировский как-то давно рассуждал на тему того, какие стихи пишут (если пишут) маньяки-революционеры первой величины и какие стихи пишут маньяки-революционеры малого калибра. Выходило, что у сержантско-рядового состава маньяков-революционеров стихи будут идиотически-восторженными, а у вождей (на примере Сталина с его старым дубовым пандури) стихи будут полны мизантропии и тоски о несовершенстве мира.

Я, естественно, заинтересовался в этом контексте творчеством якобинцев, благо несколько стихотворений переведено на русский.

Робеспьер:

Кто праведен – идет в последний путь страданья,
Однако не страшусь, что смертный час грядет.
Пусть так – но как стерпеть, что торжествует злоба,
Что нестерпимее, чем быть у края гроба
Столь ненавидимым – и сгинуть за народ.


Ну, примерно по Немировскому. Впрочем, был у Неподкупного и стишок в духе самого Немировского:

Хвала тебе, о ты, кто ловкою рукой
Из теста сдобного пирог слепил впервой,
И смертным подарил изысканное блюдо.
Но грубый род людской заслуги помнит худо.
Забвеньем награжден твой драгоценный дар;
На сотнях алтарей от жертв клубится пар
И статуи богов зрят волны фимиама,
А сладких тест творец неудостоен храма,
Хотя какой сравниться может бог
С великим гением, измыслившим пирог.


А вот Сен-Жюст:

Сейчас хочу немного помечтать,
Чтобы развлечься и досуг свой скоротать.
Допустим, удалось мне властелином мира стать;
Так трепещи, злодей, тебе несдобровать.
Все добродетельные, к моему приблизьтесь трону,
Воспряньте духом, следуйте за мной;
Со мною, сирота, разделишь ты корону...
Однако же мечты не станут вдруг законом,
И плачет сирота: увы, я не король!
Но будь я им, я изменил бы мир:
Рука моя жестоко б покарала
Всех тех, кто преступленье совершил,
И дерзость богачей, что бедных унижала,
Я превознес бы кроткую невинность
И взвесил бы на чашечках весов
Величие, безвестность и спесивость.
И не желал бы я охраны удальцов,
Чтобы величие свое явить народу.
Пусть Марий о присутствии своем
Террором обьявлял, губя свободу;
Приду я не с мечом и палачом,
А с сердцем, служащим добру в угоду.
А коль войну обьявят мне соседи-братья,
Я им скажу: "Послушайте меня.
Неужто эта крепкая броня
Милее вам, чем нежных жен обьятья?
Оставьте же, священный мир храня,
Оружие, созданье Сатаны,
И в мире пребывайте, как и мы".
Tags: Франция, история, поэзия
Subscribe

  • Что смотреть по телеку?

    Тут граждане сверху донизу переругались на животрепещущую тему: можно ли показывать в теленовостях маньяка, гуляющего по Москве с отрезанной детской…

  • Врачи следующие за турками?

    Короче говоря, широчайшее освещение в зомбоящике истории с мудаком-убийцей в белом халате меня совсем не радует. Именно потому, что в зомбоящике. Эти…

  • У нас ещё и не такое возможно...

    История о том, как в 1980-е годы в США пытались экранизировать роман-предупреждение Синклера Льюиса "У нас это невозможно" (1935 г.) про…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Что смотреть по телеку?

    Тут граждане сверху донизу переругались на животрепещущую тему: можно ли показывать в теленовостях маньяка, гуляющего по Москве с отрезанной детской…

  • Врачи следующие за турками?

    Короче говоря, широчайшее освещение в зомбоящике истории с мудаком-убийцей в белом халате меня совсем не радует. Именно потому, что в зомбоящике. Эти…

  • У нас ещё и не такое возможно...

    История о том, как в 1980-е годы в США пытались экранизировать роман-предупреждение Синклера Льюиса "У нас это невозможно" (1935 г.) про…