January 12th, 2015

Если на стене висит карамультук...

648x415_chef-etat-major-general-pierre-villiers-g-patron-dgse-bernard-bajolet-quittent-elysee-apres-conseil-defense-25[1]

Что-то вот мне кажется, что многие нелепости парижских событий объясняются тем, что во Франции DGSE (разведка) подчинена министерству обороны, а DGSI (контрразведка) - министерству внутренних дел. Соответственно, первые занимались подготовкой аллахолюбивых кадров для всяких Ливий-Сирий, не особо контактируя по этому поводу со вторыми. Дальнейшая эпопея с поиском и уничтожением религиозных активистов сопровождалась, вероятно, эпической взаимоеблей между двумя братскими спецслужбами с соответствующими результатами.

Это если принять за факт, что DGSE недоглядела за обучаемыми случайно - иначе выходит совсем весело.

Прогрессивные русоблогеры, дружно бросившийся доказывать друг другу, что они не Шарли, уже даже не смешны. Голова им дана, чтобы есть и любить Россию, не иначе.

Пятиминутка включения мозгов

Тут бесчисленные православные атеисты, российские фантасты и прочие монстры интеллекта хором выступили: дескать, нельзя было оскорблять чужую веру, издеваться над чувствами, верующие терпели-терпели, да и не выдержали, а вот если бы карикатуристам сразу дали двушечку, то все были бы живы.

Тут есть нюанс. Если бы, положим, мусульмане, приведенные в отчаянье бесполезностью судебных исков, собрались бы многотысячной толпой, пришли бы к редакции с факелами и дрекольем да устроили шариатский суд линча - я бы согласился с нешарли по фактологии (но не насчет их рекомендации по методам превенции подобных событий). Даже если бы единичный шахид обвязался промышленной взрывчаткой и взорвал редакцию - можно было бы рассуждать об этом в русскофантастском духе.

Но. Тут у нас было трое чуваков в масках с автоматами и гранатометом. И со специфической подготовкой, позволившей бодрым чарджем покрошить помимо карикатуристов ещё и двух полицейских, после чего так же резво отойти. Во Франции нет ни свободной продажи оружия, ни избытка гранатометов, ни даже всеобщей призывной службы. То есть, явно не простые чуваки с улицы, случайно купившие газету и нистерпевишие за. По версии властей - бандиты и террористы со стажем. Когда их (или каких других религиозно чувствительных, верить властям - личное дело каждого) окружили жандармы - сразу взяли в заложники и начали мочить посетителей кошерного магазина. Не иначе те оскорбляли их чувства своим наглым жыдовством.

Что они так вооружились и натренировались специально и только для борьбы с журналистами - верится с трудом. Не стоит переоценивать силу печатного слова. Они просто уже были натренированы и вооружены. Постоянно. Они уже до массакра были прошедшими подготовку боевиками (по специальности) и ублюдками-палачами по сути, безотносительно их взаимоотношений с карикатуристами (иначе к чему этим робингудам веры было ещё до штурма мочить кошерных покупателей, никаких карикатур не рисовавших и ничего им не сделавших?).

Итак, резюме: как карикатуристы не изощрялись в оскорблениях, ни один из стапятисот миллионов простых французских мусульман им так ничего и не сделал. Равно как ничего не сделали католики, иудеи и стр-р-рашные фашисты из "Национального Фронта". А убили их наглухоебнутые палачи-дегенераты, ещё до "конфликта с редакцией" поставившие себя в сотне километров по ту сторону закона. И если бы карикатуристы не оскорбляли пророка, это не значит, что все остались бы живы. Просто палачи-дегенераты рано или поздно нашли бы себе другую цель для праведного гнева. Может, тех же евреев, судя по любви к кошерным магазинам. Или поехали бы на Ближний Восток и там резали головы (внезапно!) другим мусульманам.

Таким образом, православные атеисты и российские фантасты предлагают французам при разработке законов о свободе слова ориентироваться даже не на реакцию мусульман, а на реакцию конкретно очень особенных мусульман, мнение которых нормальному государству должно быть интересно только в аспекте "желаете ли закурить перед казнью?". И вот этих особенных - никакая защита их чувств с помощью двушечек не удовлетворит. Хотя, возможно, позабавит.