December 12th, 2013

В защиту миссионера

Я шокирован и возмущен массовой истерией, которую вызвала статья главы миссионерского отдела Томской епархии Русской православной церкви Максима Степаненко.

Нет, я не упрекаю атеистов - ясно, что  у этих существ любая христианская проповедь вызывает неконтролируемое беснование.

Не упрекаю я и иноверцев - они давно известны крайней строгостью к православным пастырям и крайней же снисходительностью к своим муллам, раввинам и ламам.

Но ничто не может оправдать тот шквал ненависти, который поднялся среди людей, называющих себя православными. Некоторые из них даже носят одежды священников, но как будто ни разу не открывали Священное Писание. Страшно читать то, что они пишут в интернете: одни угрожают миссионеру побоями, другие требуют принять полицейские меры. И такие-то мнят себя верующими!

Как можно называть Россию православной страной, как можно говорить о семье, о традиционных ценностях, когда такие массы воцерковленных людей отрицают очевидные азы и веры, и традиции?! Они лишь готовы обличать чужие грехи, но мигом становятся язычниками, когда дело доходит до их собственных. В чем был не прав Максим Степаненко? Он виноват лишь в своей прямоте. Но глубоко больное общество борется не со своей болезнью, а с врачом, поставившим горький диагноз. Или, может быть, за последние годы в священных книгах, в вековых традициях русского народа что-то резко изменилось, и они теперь позволяют рожать вне брака, растить детей без мужа? Нет же! Но погрязший в пороке народ требует - и как нагло, как агрессивно! - перекроить религию и традиции под нужды своего порока. Как тут не вспомнить содомитов с их абсурдной борьбой за "право" на грех!

Обвинения, предъявляемые миссионеру, поражают своей нелепостью. Одни говорят, будто матери одиночки уже по тому заслуживают оправдания, что всё же решились рожать, а не сделали аборт. Оправдывают грешниц тем, что они хотя бы не совершили ещё и убийство! Только зачем мелочиться? Давайте уж не только рождение ребенка вне брака, а и любой другой грех оправдывать тем же способом. Порадуем содомитов, кощунников и либералов - они ведь тоже не убийцы. Да и убийца заслуживает милости, когда убивает человека - он ведь мог убить двух, а ограничился меньшим грехом. Остается порадоваться, что светское правосудие пока что не взяло на вооружение этот новаторский снисходительный подход.

Другие говорят, что коль скоро количество матерей-одиночек так огромно (в Томской области насчитали 28%), то и подходить к ним нужно мягко, а слова выбирать осмотрительно. Оправдывать грех его распространенностью - что может быть безумнее? Да ведь именно в распространенности и есть его опасность. Легко, конечно, бичевать пороки, о которых знаешь только из телевизора. Максим Степаненко бросил вызов пороку, угнездившемуся в каждом доме - и посмотрите на бесовскую реакцию наших "православных". Родственные чувства и личная гордыня вмиг пересилили в них страх Божий! А ведь Христос говорил: “Кто не возненавидит отца и мать свою, не может быть Моим учеником"! Но куда там - нынешние "верующие", пожалуй, и Христа побили бы и сдали в полицию, как они это собираются делать с верным слову Его.

Третьих возмутило само слово "блядь". Как трогательно они сомкнулись с европейскими паладинами толерантности и политкорректности в стремлении заткнуть рот Православной Церкви. Действительно, давайте не будем никого обижать. Давайте содомитов называть "лицами нетрадиционной ориентации", кощунников - "художниками-акционистами", а блядей - "гражданками, воспитывающими ребенка в неполной семье". Осталось ещё для воров придумать какое-нибудь красивое название, типа "лица, практикующие некомпенсированное изъятие ценностей", и можно смело вступать в Евросоюз - вступать стараниями "православных" людей!

Иные из них, конечно, оправдываются, дескать, слово "блядь" ныне приобрело смысл более узкий и жесткий, чем в древние времена, к которым обращается Максим Степаненко. Язык Церкви, что и говорить, нравится не всем. Есть такая порода "верующих", которые для своего удобства хотят втащить Церковь в греховную современность, ввести григорианский календарь, перевести Библию на новейший язык, расставить по храмам удобные немецкие скамеечки и разрешить причащаться по интернету. Они возмущаются не только старинным словом "блядь", они кривят лицо, когда их называют "рабами Божьими". Как это старомодно, как унизительно - давайте лучше зваться "Божьими детками" на слащавый протестантский манер! Но Православная Церковь не только не от мира, но и не от века сего, и менее всего ей интересны обидки непрошенных модернизаторов.

Так в чем же виноват Максим Степаненко? Не в том ли, что указал на скамью подсудимых тем фарисеям, что шли в Православие быть исключительно судьями?