September 1st, 2013

Тысяча извинений...

Я понимаю, что уже успел всех сильно заебать катарскими танками. Но тут вскрылись новые подробности, которые я просто не могу проигнорировать.

Итак, после всех моих задротских постов, где я разжевал и по полочкам разложил, что "катарские танки" - это один южноафриканский БТР без пушки, даже аудитория Льва Рэмыча начала сомневаться:

Александр Феденев: Лев Рэмович, так что же в итоге? Ваш пост, мягко говоря, не блещет доказательной базой. Списанная ЮАРовская самоходка на танк не тянет даже в третьем приближении.

И ответ, как говориться, не замедлил:

putnik1: САУ, конечно, не танк. Признаю. Но САУ. Плюс инфа от двух очевидцев.

Блиииин.

Теперь БТР уже не танк. Лев Рэмыч это признал. Теперь БТР это САУ.

Плюс инфа от двух очевидцев.

Это странное чувство, когда порешь немолодого усатого лысого дядьку, и самому уже противно, а дядьке с каждым ударом нравится все больше и больше.

Эффективность воздушных ударов

В военном отношении главной слабостью сирийской армии является нехватка живой силы (поскольку надежными бойцами являются лишь представители двенадцатипроцентного алавитского меньшинства), а главной силой - огромное количество тяжелой техники, припасенной для войны с жыдами. До сих пор первое более-менее успешно компенсировалось вторым.

Проблема в том, что техника для своего эффективного использования требует развитой военной инфраструктуры. Её нужно снабжать и ремонтировать. При уничтожении с воздуха складов ГСМ, боеприпасов и запчастей, а также стационарных ремонтных мастерских, танки и самоходки быстро встанут. Точнее, встать они не смогут - им придется постоянно перемещаться, чтобы, во-первых, избегать воздушных ударов, а, во-вторых, реагировать на маневры инсургентов. В результате, по исчерпанию топлива и из-за поломок технику придется либо бросать, либо превращать в стационарные (следовательно, уязвимые) огневые точки. Что касается сирийской авиации, то она, исходя из логики воздушной операции, будет подавлена в первую очередь. По данным инсургентов, около 10% их потерь вызваны ударами с воздуха, хотя эта цифра, возможно, преувеличена.

Таким образом, сирийская армия окажется в том же положении, что и силы Каддафи в свое время: воздушные удары ликвидируют её техническое превосходство и сравняют её возможности с возможностями инсургентов, но при этом инсургенты уже имеют огромный опыт войны без тяжелых вооружений, а лоялистам (кроме некоторых частей милиции) придется перестраиваться на ходу.

В том же случае, если антиасадовская коалиция по каким-то причинам решит нанести не реальный, а лишь символический удар, то атаке подвергнутся склады химоружия, противокорабельных ракет, некоторые объекты ПВО и прочие цели, которые эффектно взрываются, но никак не влияют на возможности сирийской армии вести наземную войну с инсургентами.