August 6th, 2013

Спасибо многознающему diewolpertinger, поиски были недолгими

Это действительно Гофман. Итак, первое описание электронной книги, сделанное в 1819 году:

Альбертина встала и подала правителю канцелярии маленький ключ, которым он сейчас же отворил ларчик. Но как же оторопел Тусман, когда вместо ожидаемого портрета Альбертины, нашел он только маленькую, переплетенную в пергамент книжку, в которой, перелистав, обнаружил он только чистые листы.
      При ней лежала следующая записка:
      Путь ошибочный забыт.
      К счастью ход тебе открыт.
      Дар, который здесь лежит,
      Невежество просветит,
      В мудрость превратит.
      - Боже праведный! - пробормотал Тусман. - Что же это такое? Книга? Нет, не книга, а просто переплетенная бумага! Итак, вместо ожидаемого портрета конец всем моим надеждам! О несчастный, уничтоженный правитель канцелярии! Все с тобой покончено! Туда! Туда! В лягушачий пруд!
      И он хотел выбежать вон, но Леонгард загородил ему дорогу со словами:
      - Тусман, вы ошибаетесь, для вас нет сокровища дороже того, которое вы получили! Уже одни стихи должны были навести вас на эту мысль. Спрячьте, прошу вас, книжку в карман.
      Тусман сделал, как ему было сказано.
      - А теперь, - продолжал золотых дел мастер, - назовите книгу, которую вы бы желали иметь в эту минуту.
      - О господи! - воскликнул печальным голосом Тусман. - Я самым непростительным образом утопил "Краткое руководство политичного обхождения" несравненного Томазиуса в лягушачьем пруду!
      - Выньте книгу из кармана, - сказал Леонгард.
      Тусман сделал, как ему было велено, и остолбенел - там было не что иное, как "Руководство" Томазиуса.
      - Господи боже мой! - воскликнул правитель канцелярии вне себя от радости. - Да что же это такое! Мой дорогой Томазиус спасен от мести жадных лягушек, которым никогда бы не выучиться у него ничему!
      - Тише! - перебил его золотых дел мастер. - Спрячьте книгу опять в карман.
      Тусман спрятал.
      - Теперь, - продолжал Леонгард, - назовите какое-нибудь редкое сочинение, которое вы долго и напрасно искали во всевозможных библиотеках.
      - О Господи! - пробормотал Тусман почти растроганно. - Когда я вздумал посещать оперу, то очень желал предварительно ознакомиться с сущностью музыки, и для того тщетно старался достать одну маленькую книжку, в которой аллегорически изображено искусство композиции и музыкального исполнения. Она называется: "Музыкальная война, или Описание генерального сражения между двумя героинями - Композицией и Гармонией, как они объявили друг другу войну, как сражались и после кровавой битвы опять примирились", сочинение Иоганна Бера.
      - Скорее полезайте в карман! - воскликнул Леонгард.
      Правитель канцелярии, вытащив книгу, громко вскрикнул от восторга, так как это было ничто иное, как "Музыкальная война" Иоганна Бера.
      - Видите, - сказал золотых дел мастер, - какую богатейшую, небывалую библиотеку приобрели вы благодаря вашему ларчику, причем библиотеку, которую вы можете постоянно носить с собой. С этой книжкой в кармане можете вы получить любое сочинение, какое только пожелаете иметь.
      Тусман, забыв и про Альбертину, и про советника, убежал в дальний угол комнаты, бросился в кресло и начал то и дело прятать книгу в карман и опять ее доставать, и по его засиявшим от восторга глазам было ясно, что обещание золотых дел мастера осуществилось.

Жесткая отчетность

Принято считать, что американцы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки чтобы запугать СССР. Мне однако кажется, что это было неизбежно, даже если бы никакого СССР вообще не существовало.

На создание атомного оружия было истрачено 2,4 миллиарда тех долларов. По сравнению с общими расходами США на Вторую Мировую это немного, но сама по себе сумма огромная. Например, весь ленд-лиз для СССР обошелся в 11,3 миллиарда долларов, а американский ВВП с 1930 по 1940 колебался в пределах 60-100 миллиардов. Средняя годовая зарплата американца составляла 1750 долларов.

То есть, по масштабам и затратам атомный проект перекрывал, пожалуй, сочинскую олимпиаду. И эти миллиарды были потрачены совершенно тайно от всей страны, не спрашивая и не информируя Конгресс, практически одной только президентской волей. А единственным зримым результатом была маловпечатляющая воронка в пустыне неясного происхождения. Вечно скрывать огромные траты на немирный атом было невозможно, и единственным выходом было продемонстрировать полученные результаты способом, не оставляющим возможностей для критики. Военные цели для этого не подходили - уничтожение крейсера или пехотного батальона (а на большее тогдашние маломощные бомбы не годились) с помощью устройства стоимостью с Австрию справедливо сочли бы полным сколковым. Более того, оружию, созданному при столь вопиющих, прямо-таки оскорбительных для Конгресса обстоятельствах, и не прошедшим при этом испытания в реальных военных действиях, было бы затруднительно получить дальнейшее финансирование.

Разумеется, американское руководство не стало создавать себе столько излишних проблем и дважды неоспоримо продемонстрировало, что деньги потрачены с абсолютной эффективностью.