August 3rd, 2013

Про власовский флаг

Мне не очень нравится, когда левые нынешний триколор называют "власовским флагом". И не потому, что я такой патриот буржуазной РФ. Как раз наоборот: мне не нравятся разговоры про "власовский флаг" потому, что мне не нравится буржуазная РФ.

Использование нынешнего флага власовцами во время войны - это исторический эпизод, как и использование итальянского флага фашистами, французского флага вишистами, а слова "коммунизм" Пол Потом и Зюгановым. Акцентирование внимания на таких эпизодах просто замазывает и искажает суть истинных претензий к российскому флагу. Дескать, он плох, потому что 70 лет назад им пользовался советский генерал-изменник.

А если бы не пользовался? Или если бы в 1991 приняли другой флаг, хоть ту же имперку? Тогда бы и претензий не было? С точки зрения малолетнего мухонога - безусловно. А у меня претензия одна - это не "власовский", это ельцинский флаг. Флаг победителей. Капитализм победил социализм и водрузил свое знамя над Кремлем. У побежденных баттхерт, и они ругают расцветку флага победителей, чтобы хоть как-то себя отвлечь и не думать о сути произошедшего позора и ужаса. Да будь этот флаг хоть серо-буро-малиновым в крапинку, он точно так же олицетворял бы победивший капитализм.

Или кто-то хочет, чтобы нынешние капиталистические мерзости творились под красным флагом, как в Китае?

Яка держава - такий й Гюго...

Биография Солженицына удивительно напоминает биографию Гюго.

Писательство - критика властей - изгнание - обличение режима из-за моря - живой символ оппозиции - падение режима - возвращение - PROFIT - смерть.

При этом понятно, что Гюго - это Гюго, а Солженицын... Западная общественность сама малость впала в осадок, когда увидела, что к ним приехало и с каких позиций оно критикует советское правительство. Идеи и взгляды - это ещё полбеды, хотя от таких идей и взглядов в Европе к 70-м уже начали отвыкать, но в своем "Письме советским вождям" великий писатель немедленно продемонстрировал ещё и редкое сочетание пафосности, самомнения, апломба и полной безграмотности в темах, на которые берется поучать государственных лидеров. По способности многословно и безаппеляционно нести бред в массы Солженицын был сравним с Петровичем.

Но личное отношение личным отношением, а присяга есть присяга, поэтому компетентные лица западных стран, вздохнув, принялись двигать Солженицына в массы. От самого гуру при этом требовалось не высовываться и поменьше выступать по актуальным вопросам (все же панегирики франкизму - немного не то, что ожидают от борца с тоталитаризмом), поэтому когда гуру затворился в жопе мира (Кавендиш, округ Виндзор штата Вермонт, население в 2000 году 1470 человек, знаменитые горожане: Финеас Гейдж — рабочий с травмой головы, заинтересовавший учёных в 1848 году; Александр Исаевич Солженицын — русский писатель и историк, Нобелевский лауреат) все вздохнули с облегчением.

А вот в СССР отношение к Солженицыну было самое серьезное. Он, позор-то какой, считался серьезным врагом (или знаменем сопротивления, в зависимости от взглядов конкретного придурка). Прямо новый Троцкий, способный своими речами разрушить сверхдержаву (становится стыдно за мироздание, но некоторая гоблота и сейчас вэтом уверена). Разве что некоторые диссиденты проявили редкую адекватность, отказываясь воспринимать вермонтские бредни. Но то были праведники в Содоме, остальные же представители как творческой интеллигенции, так и кровавого режима радостно играли в войну иконопочитателей с иконоборцами. А когда стало можно, подключились и ширнармассы, благо почву к тому времени унавозили до состояния полного навоза.

И никому просто в голову не приходило, что здоровому государству такое чудо-юдо просто стыдно иметь хоть в качестве заклятого врага, хоть в качестве иконы сопротивления. Это как сейчас Максима Калашникова всерьез воспринимать (он тоже письма Медведеву и Лукашенко писал, рассказывал, как Россию обустроить). Если в государстве роль Гюго играет Солженицын, то и само государство, значит, достигло соответствующего дна и глубоко нездорово. Нормальная власть скажет: мы фриков не боимся мы сами фрики. А нормальная оппозиция не станет с фриками и связываться.