March 31st, 2013

Интернационализм-то не спрячешь...

Яисторег гневно заклеймил Коммари, назвав "жидом".

Собственно меня удивило не то, что белый блогер и блогер-троцкист воспользовались моментом и решили скомпрометировать одного из известнейших блогеров-оппонентов. Ради подобных пиар-скандалов я и вставляю подобные фразы (хотя эти жиды не поставили ссылок на мою фразу).
http://historian30h.livejournal.com/28782.html?thread

Ахтямка, помнится, тоже оппонентов ругал "жидами", но потом стыдливо потер.

За что они так жидов не любят? Процитирую Маяковского:

А кто,
по дубовой своей темноте
не видя
ни зги впереди,
"жидом"
и сегодня бранится,
на тех
прикрикнем
и предупредим.
Мы обращаемся
снова и снова
к беспартийным,
комсомольцам,
Россиям,
Америкам,
ко всему
человеческому собранию:
- Выплюньте
это
омерзительное слово,
выкиньте
с матерщиной и бранью!

Неправящий класс

Я всех этих буржуйчиков-столениздов - Петровича, Яисторега и прочую пиздобратию - вполне понимаю.

Мелкая буржуазия - она как крупная, только мелкая. А размер, что ни говори, имеет значение. Мелккому буржую нечего терять, кроме цепей своих работников. Он сам живет не намного лучше, чем наемный труженик, а бывает, что и хуже. При этом мелкобуржуй постоянно живет под угрозой разорения и низвержения в пролетарии, что зачастую и происходит, причем вне зависимости от действий и усилий мелкобуржуя. А вот дорога в обратном направлении, в средние и крупные буржуи - она нашему герою почти всегда заказана. Там уже "три кольца оцепления с пулеметами"(С). При всем при том роль мелкобуржуя в обществе самая незавидная: простой люд его не любит, настоящие богачи презирают, государство смотрит как на дойную корову, а любая мелкая полицейская сошка норовит вытереть о бедолагу ноги.

Поэтому сталинские порядки для мелкого буржуя выглядят вполне привлекательными. Крупному воротиле Сталин не особо интересен: при Сталине не бывает таких постов, такого места в обществе, которое дало бы привычное крупному воротиле качество жизни (разве что место самого Сталина, но рассчитывать на это - явное безумие). А вот качество жизни, привычное мелкому буржую (немного выше среднего) при Сталине получить вполне можно. Буржуйчик-сталинист вполне себя видит в сталинском государстве - видит тем же строгим надсмотрщиком над ленивым быдлом, что и сейчас, тем же пухлощеким дядькой с квартирой-"сталинкой", машиной, домработницей и податливой секретаршей. Но только без угрозы разорения, без кризисов, без конкурентов, без поплевывающей свысока на неудачников крупной буржуазии, с должным почтением со стороны простолюдинов, со статусом "государева человека" и, возможно, даже с красивой формой. В качестве бесплатного приложения идут традиционные ценности и прочая мура, столь милая сердцу мельчайших буржуа.

Буржуйчик видит в сталинизме не муравьиную антиутопию и не "прорыв к звездам", а мещанский рай, скроенный под него лично. Любой "сталинизм" буржуйчика - желание получить для себя государственную страховку от превратностей рынка. Когда буржуйчик хочет Сталина, он на самом деле хочет Муссолини.