June 17th, 2012

(no subject)

Патриотизм был прогрессивной фишкой во времена ВФР.

Теперь это значит - обнажить волосатое пузо и намалевать на нем флаг в честь каких-то игрищ, никак не связанных с текущей реальностью. 

Для коммуниста это должно быть такой же дикостью, как ПГМ.

Путин и пустота

До Петра I наша страна являлась пустым местом мировой цивилизации. Её вклад в науку и культуру человечества был нулевым. Россию можно было вычеркнуть из истории развития цивилизации - ничего не изменилось бы. Собственно, никакой науки у нас не было (в момент, когда Ньютон опубликовал свои Philosophiae Naturalis Principia Mathematica, ни один человек в России не смог бы их прочитать и понять), а культура была весьма примитивна. Даже в богословии самая духовная в мире страна ничем себя не проявила.

После Петра все изменилось. Лобачевский и Менделеев, Мусоргский и Чайковский, Толстой и Достоевский, Королев и Ландау - каждый внес больший вклад в мировое наследие, чем вся Святая Русь скопом. Такие имена уже не вычеркнешь.

А теперь мы вернулись в допетровские времена. Россия - опять ноль для цивилизации. Путин закрывает страницу, открытую когда-то Петром. 

Против нового 17-го века - только новый 17-й год!

Не могу молчать

Я не являюсь поклонником "религии мира и добра". Я также считаю, что современные арабские государства не являются гордостью человечества (в том числе покойная джам... как там её).

Однако объективность должна быть на первом месте. Нельзя ставить раннесредневековых арабов на один уровень с монгольским нашествием. Супермиптер упрощает...

К началу исламских завоеваний арабы могли похвастать немногим - но и не то чтобы совсем ничем. Они владели собственным звуковым алфавитом (хоть и с угадывающимися корнями, но не нам об этом говорить), математикой, достаточной для торговли и ростовщичества, пристойной для своего времени металлургией и пафосной поэзией. Поэзия, видимо, была не только пафосная, но и весьма остроумная, раз уж пророкъ регулярно занимался выпиливанием высмеивающих его стихотворцев.

Во время завоеваний арабам повезло - они смогли захватить регион, который можно сравнить с нынешней силиконовой Кремниевой Долиной. Концентрация небританских ученых на километр площади там была, вероятно, высочайшей во всем тогдашнем мире. Сыны пустыни повели себя достойно: ученых выпилили не всех. Для сравнения вспомните, как мудрый китайский правитель Ци Шихуанди обошелся с собственными деятелями науки. Соприкосновение с цивилизацией произвело на простодушных детей песков такое впечатление, что через недолгое по историческим меркам время уже считалось хорошим тоном цитировать переводного Аристотеля и решать аль-джебраические задачи. 

В дальнейшем арабы смогли позаимствовать и освоить другие премудрости, такие как индийские цифры и навигацию. И если сравнивать у арабов и монголов процентное соотношение людей, способных доказать теорему Пифагора хотя бы двумя способами - арабы будут лидировать с бо-о-ольшим отрывом.

Конечно, потом духовность взяла свое. Но, как и в случае с алфавитом, не нам об этом говорить. Собственно, арабы выступили в роли временной конструкции объектно-ориентированного языка программированния. Они приняли массив данных от предыдущей конструкции, подвергли его некоторой обработке и передали следующей конструкции. После этого конструкция должна была бы самоудалиться, чтобы не занимать зря память, но история несколько отличается от программирования.