jakobin1793 (jakobin1793) wrote,
jakobin1793
jakobin1793

Categories:



Прочитал книгу воспоминаний японского морского офицера Тамеичи Хара. В войну он был командиром эсминца, потом дивизии эсминцев, а потом легкого крейсера, сопровождавшего линкор "Ямато" в его знаменитом последнем походе. Между прочим, Харе довелось участвовать в бою против американского торпедного катера, командиром которого был будущий президент Кеннеди (катер погиб, Кеннеди в тот раз спасся). Некоторые моменты показались очень интересными.

Например, так он описывает свою женитьбу:

В конце 1928 года, когда мы стояли в Кобе, я встретился со своим братом Сакуро, который стал убеждать меня поскорее жениться. Я отшучивался, говоря: «Ты же меня хорошо знаешь! Ну какой из меня сейчас жених?». Он серьезно ответил: «Разреши мне подобрать для тебя невесту». Я был уверен, что у него ничего не получится, поэтому легко согласился. Однако, примерно через месяц я получил от брата письмо, в которое была вложена фотография молодой девушки и написано несколько строк, где брат рекомендовал мне ее как самую подходящую для меня невесту.
...

Впервые мы встретились в начале марта 1929 года. Наша беседа длилась около часа. Присутствовали родители с обеих сторон, поскольку первая встреча считалась чрезвычайно важной.
На следующий день я известил ее семью о своем согласии на брак.


Традиционное общество - это вот оно, а не жалкие потуги Мизулиной.

Что касается чисто военных дел, то при чтении книги часто возникает ощущение, что если бы Харе доверили командование Объединенным Флотом, а не каким-то жаклим эсминцем, то Япония бы выиграла войну. Этим, впрочем, грешат почти все военные мемуаристы. Если бы не глупый Гитлер/Сталин/Черчилль/Ямамото, то уж они бы ух!.. Но не сложилось.

С другой стороны, Хара отличается от прочих военных мемуаристов тем, что подробно описывает все свои ошибки, допущенные в сражениях, и их трагические последствия. При этом он не пытается оправдаться и ищет причины промахов лишь в своем собственном несовершенстве как командира. Даже описывая последний бой, он винит себя за то, что от волнения маневрировал устаревшим зигзагообразным курсом, хотя учитывая соотношение сил, никакой роли это не играло и играть не могло.

Вообще, из всех описанных в книге сражений не было, кажется, ни одного такого, в котором обе стороны действовали бы правильно, и исход решался бы только соотношением сил. Всегда как минимум одна сторона начинала вдруг жестко тупить, неся совершенно ненужные потери и сливая сражение на ровном месте. Причем это тупление бывало настолько невероятным и диким, что ему даже через 15 лет (книга вышла в 1960, так что Хара имел возможность ознакомится с материалами обеих сторон) так и не находилось разумного объяснения.

Японские моряки, от юнги до адмирала, были очень даже не дураки выпить.

В итоге, уже где-то к 22:00 стали расходиться, оставив на столе 30 больших пустых бутылок из-под саке. Все были до противного трезвы, когда спускались по трапу на ожидавшие их шлюпки, чтобы разъехаться по своим кораблям.

Пьянствовать в ночь перед выходом из порта, а потом с дикой похмелюги утром выползти на мостик и обнаружить, что корабль уже в море - это вполне достойное поведение для японского капитана. Правда, Хара нигде не пишет, чтобы выпивка хоть раз помешала делу.

В самом конце книги есть яркий эпизод: Хара спасся со своего затонувшего корабля, вцепившись в бревно. Рядом плавали такие же бедолаги. К ним долго никто не приходил на помощь, и многие уже отчаялись. Внезапно на воду сел американский гидросамолет, подобрал плававшего там же на надувном плотике сбитого американского летчика и улетел назад. Спасенного американца, стоит ли говорить, провожали завистливыми взглядами.

В целом книга описывает войну на Тихом океане совсем иначе, чем о ней привык думать российский обыватель. У нас принято считать тогдашних японцев этаким богами войны, прирожденными воинами, которых тупые трусливые янки победили только за счет огромного численного превосходства, везения и атомного оружия. Но при взгляде изнутри японский флот уже не выглядит так грозно. Если моряки отличались фанатичной смелостью, то их командование было порой нерешительно до трусости. Уже терпя от американцев поражение за поражением, японские адмиралы упорно продолжали считать противника сборищем дураков, против которого годится повторяющаяся шаблонная тактика. Но более всего Хара возмущается нелепой и необъяснимой кадровой политикой, предопределившей судьбу японского флота. Так что американцы получили победу вполне заслуженно. 
Tags: Япония, история, флот
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Куда пойти?

    Новости страшно читать. "Криминального авторитета убили двумя выстрелами в затылок на беговой дорожке". Сразу думаешь - а ведь и я бывал на…

  • Логистические сложности заморских ТВД

    Когда речь заходит об Африканском фронте ВМВ, многим представляются этакие забеги в песочнице примерно в пределах одной Вологодской области. Однако…

  • Запретите ей!

    Юнна Мориц написала то ли сиквел, то ли ремейк к своему стихотоворению "Собака бывает кусачей только от жизни собачьей": Когда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

Recent Posts from This Journal

  • Куда пойти?

    Новости страшно читать. "Криминального авторитета убили двумя выстрелами в затылок на беговой дорожке". Сразу думаешь - а ведь и я бывал на…

  • Логистические сложности заморских ТВД

    Когда речь заходит об Африканском фронте ВМВ, многим представляются этакие забеги в песочнице примерно в пределах одной Вологодской области. Однако…

  • Запретите ей!

    Юнна Мориц написала то ли сиквел, то ли ремейк к своему стихотоворению "Собака бывает кусачей только от жизни собачьей": Когда…